+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Уголовный процесс. К вопросу о правовой природе досудебного соглашения о сотрудничестве — Статьи и очерки по уголовному праву

Содержание

Анализ проблем, возникающих в судебно-следственной практике при использовании института Особого порядка принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве». Реформирование уголовно-процессуального законодательства.

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Особенности уголовного судопроизводства при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве

Баринов Айта Анатольевич

Миронова Елена Анатольевна

На современном этапе развития российского уголовно-процессуального права идёт активный поиск средств и методов борьбы с преступностью, которая и сегодня продолжает угрожать законности и правопорядку, нормальной жизнедеятельности граждан страны [13, с. 140]. Одной из причин этого является активно продолжающийся процесс реформирования и либерализации уголовного и уголовно-процессуального законодательства [14, с. 13-14]. По этой причине в Российской Федерации сохраняется достаточно высокий уровень общеуголовной преступности и преступности несовершеннолетних [15, с. 26], а также присутствует недоверие к функционированию правоохранительных органов [16, с. 136]. Вместе с тем, деятельность самих правоохранительных органов должна базироваться на прочной законодательной основе, которая и призвана обеспечить верховенство закона, справедливость наказания [17, с. 5].

Современное уголовно-процессуальное законодательство призвано защищать права, свободы и законные интересы личности и применять эффективные меры по противодействию преступности. Достижению данных целей уголовного судопроизводства соответствует введение новых институтов. Одним из таких институтов является особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

14 июля 2009 г. вступил в силу ФЗ от 29.06.2009 г. № 141-ФЗ [5], который внес изменения в УПК РФ [4, гл. 40.1] и УК РФ [3] и породил новый институт в уголовном и уголовно-процессуальном праве. Данная процедура также находит своё отражение в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 № 16 [6]. В отечественном законодательстве ещё не было сходных институтов, но в западных государствах такой институт, именуемый «сделкой с правосудием» активно применяется и приносит неплохие результаты в раскрытии преступлений. Необходимо отметить, что институт «Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве» схож с зарубежной процедурой «сделкой с правосудием» в США лишь в том плане, что лицо совершившее преступление может оказать содействие правоохранительным органам в расследовании преступления, взамен назначения ему более мягкого наказания. Однако есть существенное отличие между данными процедурами.

В США выполнение всех обязанностей по данной процедуре прямо влияет на изменение объема и квалификации обвинения, напротив же отечественный институт досудебного соглашения о сотрудничестве влечёт лишь смягчение наказания, но никаким образом не влияет на квалификацию преступления [9, с. 1216]. Поэтому не следует путать институт досудебного соглашения о сотрудничестве со «сделкой с правосудием», так как данная процедура является установленным самостоятельным явлением в отечественном уголовно-процессуальном праве. Необходимо отметить, что в появлении такой процедуры в отечественном законодательстве имеются существенные недостатки, но и нельзя игнорировать плюсы данного института. В рамках использования досудебного соглашения о сотрудничестве, безусловно, повышается не только эффективность борьбы с наиболее опасными преступлениями, но и также значительно упрощается деятельность по расследованию преступлений и уменьшает их сроки, тем самым способствуя своевременному рассмотрению и расследованию уголовного дела.

Введение института досудебного соглашения о сотрудничестве породило ряд споров среди учёных-процессуалистов и практических работников, в частности, по вопросам целесообразности и эффективности применения особого порядка принятия судебного решения при рассмотрении уголовных дел. Важно заметить, что введение этого института направлено в первую очередь на борьбу с коррупцией и организованной преступностью, а также в целях формирования позиций обвиняемого или подозреваемого, которые будут способствовать быстрому и плодотворному раскрытию преступлений. В рамках главы 40.1 УПК РФ, подозреваемый (обвиняемый) вправе заключить досудебного соглашение о сотрудничестве, в соответствии с которым он обязуется своими действиями помочь органам расследования в раскрытии преступления и изобличении лиц причастных к нему. Таким образом, после выполнения своих обязательств ему гарантируется уменьшение срока наказания либо замена иным наказанием, предусмотренным УК РФ.

В настоящей статье мы постараемся акцентировать внимание на наиболее острых проблемах, которые возникают в ходе применении главы 40.1 УПК РФ.

Первой проблемой, которую необходимо затронуть, является проблема обеспечение прав подозреваемого или обвиняемого при применении института досудебного соглашения о сотрудничестве. Во-первых, в гл. 40.1 УПК РФ нет четкого указания и обязательной процедуры разъяснения подозреваемому или обвиняемому о праве на заявление ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Данный вопрос вызвал немало споров в современной науке уголовно-процессуального права. Большинство прокуроров, следователей и судей считают, что процедура разъяснения и уведомления о праве на заявление ходатайства о заключении этого соглашения должна быть обязательна закреплена на законодательном уровне. В связи с этим необходимо внести соответствующие изменения в ч. 1 ст. 317.1 УПК РФ.

Во-вторых, проблема обеспечения надлежащего механизма обжалования на постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства подозреваемого или обвиняемого о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. В соответствии с ч. 3 ст. 317.1 УПК РФ ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве обвиняемый (подозреваемый) представляет прокурору через следователя. Следователь, в свою очередь, получив указанное ходатайство, направляет его прокурору или выносит постановление об отказе в удовлетворении вышеуказанного ходатайства. То есть в связи с возникшей проблемой предоставить прокурору право по отмене постановления следователя об отказе в удовлетворении ходатайства подозреваемого или обвиняемого о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, а не ограничиваться подачей жалобы руководителю следственного органа (ч. 4 ст. 317.1 УПК РФ). Тем самым внести соответствующие изменения в ч. 2 ст. 37 УПК РФ.

В-третьих, проблема механизма передачи ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве прокурору через следователя. То есть, в ч. 3 ст. 317.1 УПК РФ, нет четкой регламентации, в рамках какого документа фиксируется передача данного ходатайства. В связи с этим, возникает необходимость составления протокола о передаче подозреваемым (обвиняемым) ходатайства о проведении процедуры досудебного соглашения о сотрудничестве. Или в рамках допроса целесообразно делать соответствующую отметку в протоколе о том, что подозреваемый (обвиняемый) заявил о ходатайстве рассмотрении дела в особом порядке. Возможно, данная процедура достаточно эффективно отразится на деятельности при использовании особого порядка принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

Целью уголовно-процессуального законодательства является защита прав и свобод граждан, которые привлечены в уголовно-процессуальные отношения. Рассмотрев проблему обеспечения прав лица подвергающегося уголовному преследованию, необходимо затронуть проблему ограничения прав пострадавшего лица, так как обеспечения прав и законных интересов участников уголовного процесса, которые не являются сторонами досудебного соглашения о сотрудничестве, является основной целью уголовного законодательства. Исходя из этого, справедливо замечено, что любой из участников уголовного судопроизводства имеет право участия в процедуре досудебного соглашения о сотрудничестве. Однако в соответствии с главой 40.1 УПК РФ участниками этой процедуры являются прокурор с одной стороны и подозреваемый (обвиняемый) с другой стороны. Таким образом, данный институт не предусматривает возможность участия потерпевшего в этой процедуре. Но также и не лишает его права возражать против рассмотрения уголовного дела в особом порядке. Соответственно в случае несогласия суда с его ходатайством обжаловать решение в вышестоящий суд. Несмотря на это применение института досудебного соглашения о сотрудничестве влечет ограничение прав потерпевших гарантированных Конституцией РФ и уголовно-процессуальным законодательством. В связи с этим, данное положение является, безусловно существенным недостатком в институте особого порядка принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, потому что с самого начала расследования потерпевший ограничивается в своих правах: а именно, не уведомляется о заключении данной процедуры, не участвует в определении предмета соглашения о сотрудничестве, в свою очередь ограничено право ознакомление со всеми обстоятельствами уголовного дела, в связи с информацией которая может находиться в опечатанном следователем конверте. [10, с. 53]

Также необходимо акцентировать внимание на судебное разбирательство уголовного дела в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве. При наличии оснований предусмотренных ст. 317.6 УПК РФ, судья обязан принять судебное решение в порядке, предусмотренном ст. 316 УПК РФ, где указано, что необходимо согласие потерпевшего на применение особого порядка принятия судебного решения. В свою очередь, в главе 40.1 УПК РФ нет четкого указания на данное положение, что впоследствии может негативно сказаться на процедуре досудебного соглашения о сотрудничестве на практике.

Ссылаясь на решение Ленинградского областного суда №2-44/2010 [7] к лишению свободы был осужден гражданин К., с которым в ходе предварительного следствия было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве. В связи с тем, что уголовное дело поступило в суд с представлением прокурора об особом порядке проведения судебного заседания, судом был поставлен вопрос об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения решения по данному уголовному делу, с целью соблюдения условий, предусмотренных ч. 1-2 ст. 317.6 УПК РФ. Потерпевшие Т. и В., не согласившись с этим, возражали против рассмотрения уголовного дела в особом порядке, ссылаясь на ч. 1 ст. 317 УПК РФ. То есть обосновывали свои требования тем, что судебное заседание в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, проводятся в рамках ст. 316 УПК РФ, с учетом требований статьи 317.7 УПК РФ. При этом в соответствии с ч. 4 ст. 316 УПК РФ судья выясняет у потерпевшего его отношение к ходатайству подсудимого о рассмотрении уголовного дела в особом порядке. А также, в соответствии с ч. 6 ст. 316 УПК РФ при возражении потерпевшего против постановления приговора без проведения судебного разбирательства, судья выносит постановление о рассмотрении дела в общем порядке. Тогда, судья выносит постановление о прекращении особого порядка и назначает рассмотрение уголовного дела в общем порядке. Однако, несмотря на это суд, вынес решение с учетом положений предусмотренных ст. 62 УК РФ, то есть назначил наказание с учетом смягчающих обстоятельств.

В ряде случаев считается, что первоочередной целью заключения досудебного соглашения о сотрудничестве является противодействие организованной преступности, то есть учитываются в первую очередь публичные интересы. И нельзя ставить достижение публичных задач в зависимость от интересов потерпевших, так как они могут иметь узкоэгоистический характер [8, с. 3-11].

Таким образом, проанализировав некоторые проблемы данного института, можно сказать, что в процедуре особого порядка принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, имеется ряд недостатков, которые, безусловно, сказываются на эффективности его применения. Поэтому внесение соответствующих изменений и дополнений в УПК РФ поможет правоприменителю избежать нарушений норм уголовно-процессуального права. Вышеуказанные предложения, на наш взгляд, должны стать предметом профессиональной дискуссии ученых и практических работников.

уголовный процессуальный законодательство судебный

2. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // СПС «Консультант Плюс».

3. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. N 63 — ФЗ (ред. от 22.11.2016) // СПС «Консультант Плюс».

4. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 22.11.2016) // СПС «Консультант Плюс».

5. Федеральный закон от 29.06.2009 N 141-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации».

6. Постановление Пленума Верховного суда от 28.06.2012 № 16 «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве».

7. Приговор Ленинградского областного суда от 15.12.2010 по делу N 2-44/2010 // СПС «Консультант Плюс».

8. Александров А.С., Александрова И.А. Соглашение о досудебном сотрудничестве со следствием: правовая сущность и вопросы толкования норм, входящих в главу 40.1 УПК РФ // Уголовный процесс. 2009. № 8. С. 3-11.

10. Решетова Н.Ю., Конярова Ж.К. Досудебное соглашение о сотрудничестве по уголовным делам о преступлениях коррупционной направленности. М., 2011.

11. Смирнов А.В. Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве // Уголовный процесс. 2009. № 10. С. 8.

Это интересно:  Статья 56 ГПК РФ. Обязанность доказывания

12. Сумин А.А. Досудебное соглашение о сотрудничестве: все ли так гладко? // Уголовный процесс. 2009. № 12. С. 5-8.

15. Грудинин Н.С. Личность несовершеннолетнего российского преступника и механизм её формирования // Научный вестник. 2016. № 2 (8). — С. 20-27.

17. Грудинин Н.С., Галынская Д.С. Личность несовершеннолетнего преступника // Вестник Уральского финансово-юридического института. 2016. № 4 (6). — С. 5-10.

Размещено на Allbest.ru

Подобные документы

Соотношение досудебного соглашения о сотрудничестве с институтом деятельного раскаяния. Порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Проведение предварительного следствия. Порядок пересмотра судебных решений.

дипломная работа [61,0 K], добавлен 26.12.2013

Понятие и правовая природа института досудебного соглашения о сотрудничестве, его значение в уголовном процессе РФ. Развитие упрощенных форм судопроизводства в США. Процессуальные особенности предварительного следствия. Заключение сделки о признании вины.

курсовая работа [87,8 K], добавлен 14.11.2017

Правовая природа досудебного соглашения о сотрудничестве, его регламентация в уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации. Правила назначения наказания в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве, в случае его нарушения.

дипломная работа [88,8 K], добавлен 28.11.2013

Понятие, сущность и значение правового института, предусмотренного главой 40.1 УПК РФ. Порядок заключения досудебного соглашения о сотрудничестве. Субъекты, участвующие в заключении соглашения. Оценка законности действий следователя и прокурора.

курсовая работа [42,8 K], добавлен 21.06.2012

История становления института досудебного соглашения о сотрудничестве в отечественном уголовном процессе. Формы зарубежного опыта применения сделки о признании вины. Производство предварительного следствия. Постановление приговора в отношении подсудимого.

дипломная работа [93,0 K], добавлен 13.06.2016

Правовая природа мирового соглашения в рамках дела о банкротстве. Определение мирового соглашения как процедуры банкротства. Способ прекращения производства по делу о банкротстве. Статус арбитражного управляющего при заключении мирового соглашения.

реферат [13,9 K], добавлен 25.09.2006

Изучение института обстоятельств, смягчающих уголовное наказание и практику его применения в современном уголовном законодательстве Российской Федерации. Назначение наказания в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве со следствием.

курсовая работа [37,8 K], добавлен 28.03.2016

Правовые положения, основные черты, характер и особенности уголовного судопроизводства. Иск как публично-правовой инструмент. Основание и условия для особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением.

реферат [52,0 K], добавлен 21.12.2012

Общие положения о заключении мирового соглашения, его форма. Особенности заключения мирового соглашения в ходе отдельных процедур банкротства. Правовые последствия отказа в утверждении мирового соглашения, его обжалования, пересмотра и расторжения.

курсовая работа [47,8 K], добавлен 05.03.2012

История трудовых и коллективных договоров. Участие коллективного договора в регулировании трудовых отношений. Соглашения, цели коллективного соглашения, виды соглашений. Характерные особенности, возникающие при заключении коллективного договора.

контрольная работа [31,2 K], добавлен 21.09.2012

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.

Некоторые проблемы правового регулирования заключения досудебного соглашения о сотрудничестве и пути их решения

Рубрика: Государство и право

Статья просмотрена: 650 раз

Библиографическое описание:

Федеральным законом от 29 июня 2009 г. № 141-ФЗ уголовно-процессуальный закон был дополнен гл. 40.1 УПК РФ «Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве» [1].

На первый взгляд данная глава четко и обстоятельно регламентирует условия, порядок, форму и правовые последствия заключения подозреваемым и обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве. Но это не так. Введение указанной главы в УПК РФ порождало огромное количество вопросов и дискуссий, которые законодатель так и не исключил при принятии Федерального закона № 141-ФЗ.

Согласно п. 61 ст. 5 УПК РФ под досудебным соглашением о сотрудничестве понимается соглашение между сторонами обвинения и защиты, в котором указанные стороны согласовывают условия ответственности подозреваемого или обвиняемого в зависимости от его действий после возбуждения уголовного дела или предъявления обвинения [3].

Само законодательное определение термина «досудебное соглашение о сотрудничестве» имеет ряд существенных недостатков: указанное соглашение заключается не между сторонами обвинения и защиты в прямом смысле (иначе это позволяет расширить перечень лиц, наделенных правом заключать указанное соглашение), а между прокурором и подозреваемым или обвиняемым, его защитником (ч. 3 ст. 317.3 УПК РФ). Также, нецелесообразно буквально воспринимать формулировку «стороны согласовывают условия ответственности», ведь на стадии предварительного расследования нельзя предусмотреть условия ответственности, так как решение о виновности или невиновности лица, о виде и размере наказания принимает суд, который независим, не связан с мнением ни одной из сторон и опирается на свое внутреннее убеждение. В данном случае речь идет лишь о возможности смягчения наказания на основании, установленном уголовным законом, и в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством.

В настоящее время при реализации норм института досудебного соглашения о сотрудничестве возникает ряд актуальных проблем.

Во-первых, содержание норм гл. 40.1 УПК РФ указывает на то, что заключение досудебного соглашения о сотрудничестве возможно только по уголовным делам, по которым проводится предварительное следствие. На это прямо указывает п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 16 «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве» [4]. Следовательно, при производстве дознания какая бы информация о приготовлении либо совершении преступления ни поступила от подозреваемого, применить к нему правила указанной главы не представляется возможным. Уместно было бы расширить категории уголовных дел, по которым допустимо заключение соглашения о сотрудничестве, включив сюда уголовные дела, по которым производство предварительного следствия не обязательно. Такой позиции придерживаются и правоприменители. Ведь выявить сбытчика оружия или наркотических средств в большинстве случаев без лиц, подозреваемых в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 или ч. 1 ст. 228 УК РФ, практически невозможно [5, с. 107].

Во-вторых, ст. 46 и 47 УПК РФ, в которых закреплены права подозреваемого и обвиняемого, не содержат указание на право данных участников уголовного судопроизводства заключить досудебное соглашение о сотрудничестве. Таким образом, следователь не обязан разъяснять подозреваемому и обвиняемому их право на заключение указанного соглашения.

По мнению Д. А. Степаненко и М. А. Днепровской, «разъяснение сущности и правовых последствий заключения досудебного соглашения о сотрудничестве уже на первом допросе будет повышать вероятность возникновения у подозреваемого и обвиняемого мотивации к сотрудничеству со следствием и сообщения сведений, способствующих раскрытию и расследованию преступлений» [6, с. 91].

Поэтому необходимо дополнить ч. 4 ст. 46 и ч. 4 ст. 47 УПК РФ правами подозреваемого и обвиняемого на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве. А в нормы, регулирующие порядок первого допроса подозреваемого и обвиняемого, внести дополнение об обязанности следователя выяснить у них наличие желания заключить досудебное соглашение о сотрудничестве. При наличии такого желания следствие может получить доступ к ценной информации уже на начальных этапах расследования [7].

В-третьих, не совсем логичным является порядок заявления ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

Подозреваемый и обвиняемый подают ходатайство о заключении рассматриваемого соглашения на имя прокурора (ч. 1 ст. 317.1 УПК РФ). Данное положение обоснованно, так как именно прокурор является государственным обвинителем и поддерживает обвинение в суде. Но данное ходатайство представляется прокурору через следователя. Следователь, получив ходатайство, в течение трех суток с момента его поступления направляет ходатайство прокурору вместе с согласованным с руководителем следственного органа мотивированным постановлением о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении с подозреваемым или обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве, либо выносит постановление об отказе в удовлетворении ходатайства. Если следователь примет решение об отказе в удовлетворении ходатайства, то прокурор и не узнает о существовании желания подозреваемого и обвиняемого заключить соглашение, так как закон не обязывает следователя направлять копию постановления об отказе в удовлетворении ходатайства прокурору.

Верным было бы оставить полномочие по рассмотрению ходатайства за прокурором, но ходатайство в любом случае должно быть подкреплено мотивированным решение следователя относительно уместности и результативности заключения соглашения, поскольку следователь, осуществляя производство по делу, хорошо знает все обстоятельства, собранные доказательства, изучил личность подозреваемого или обвиняемого, имеет определенное представление о том, какой дополнительной и важной для уголовного дела информацией могут располагать названные участники [8, с. 236]. Поэтому следует внести изменение в законодательство и передать полномочия по рассмотрению ходатайства о заключение досудебного соглашения о сотрудничестве исключительно прокурору.

В-четвертых, важным является вопрос о возможности подозреваемого и обвиняемого заключить досудебное соглашение о сотрудничестве, если он привлекается по уголовному делу к ответственности один. Часть 4 ст. 317.6 УПК РФ закрепляет следующее: «Положения гл. 40.1 УПК РФ не применяются, если содействие подозреваемого или обвиняемого следствию заключалось лишь в сообщении сведений о его собственном участии в преступной деятельности» [3].

Поэтому многие специалисты в области уголовного процесса, проанализировав положения данной главы, пришли к выводу, что соглашение о сотрудничестве не может быть заключено, если подозреваемый или обвиняемый совершил преступление единолично [9, с. 48].

Но, что делать, если лицо совершило несколько преступлений? Подобное толкование положений гл. 40.1 УПК РФ ограничивает возможность оказать содействие следствию в данном случае, так как отсутствует надлежащий нормативный механизм, и такие преступления, состоящие из нескольких эпизодов, могут вовсе остаться нераскрытыми.

Также следует обратить внимание на тот факт, что гл. 40.1 УПК РФ не употребляет такие термины, как «потерпевший», «гражданский истец». В отличие от особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, который предусматривает согласие на это потерпевшего, в случае заключения рассматриваемого соглашения согласие последнего не требуется. Это может повлечь существенное нарушение прав и законных интересов потерпевшего и гражданского истца.

Наконец, недостаток правового регулирования данного института проявляется в возможности обжаловать решение следователя или прокурора об отказе в удовлетворении ходатайства лишь в ведомственном порядке. Часть 4 ст. 317.1 и часть 2 ст. 317.2 УПК РФ противоречат ст. 19 УПК РФ и положениям гл. 16 УПК РФ, которая предоставляет лицу право выбора ведомственного, судебного порядка или обжалование прокурору.

Проблемы правового регулирования заключения соглашения о сотрудничестве не исчерпываются вышеперечисленными. Существующие недостатки затрудняют деятельность правоприменителей и препятствуют становлению единой и стабильной практики применения норм гл. 40.1 УПК РФ. Несомненно, институт досудебного соглашения о сотрудничестве необходим нашему правосудию, но он требует дальнейшего совершенствования. Только в этом случае возможно выполнение задач уголовного судопроизводства в полном объеме.

Проблемы юридической природы досудебного соглашения о сотрудничестве Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Боярская Александра Владимировна

Статья посвящается изучению юридической природы досудебного соглашения о сотрудничестве , являющегося комплексным уголовно-процессуальным и уголовно-правовым институтом. В данном исследовании характеризуется ряд противоречий в нормативной регламентации указанного соглашения, затрудняющих понимание его сущности и порождающих неоднозначное толкование норм гл. 40.1 УПК РФ практиками.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Боярская Александра Владимировна,

Legal issues of nature pre-trial cooperation agreement

The article is devoted to the study of the legal nature of the pre-trial cooperation agreement, a comprehensive criminal procedure and criminal law institute. This study characterized a number of contradictions in the legal regulation of the agreement, its nature and interpretation of practice chapter 40.1 CCP of RF.

Текст научной работы на тему «Проблемы юридической природы досудебного соглашения о сотрудничестве»

ПРОБЛЕМЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПРИРОДЫ ДОСУДЕБНОГО СОГЛАШЕНИЯ

LEGAL ISSUES OF NATURE PRE-TRIAL COOPERATION AGREEMENT А. В. БОЯРСКАЯ (A. V. BOYARSKAYA)

Статья посвящается изучению юридической природы досудебного соглашения о сотрудничестве, являющегося комплексным уголовно-процессуальным и уголовно-правовым институтом. В данном исследовании характеризуется ряд противоречий в нормативной регламентации указанного соглашения, затрудняющих понимание его сущности и порождающих неоднозначное толкование норм гл. 40.1 УПК РФ практиками.

Ключевые слова: судебное производство, упрощенное судебное производство, досудебное

соглашение о сотрудничестве, обстоятельства, смягчающие наказание, судебное следствие.

The article is devoted to the study of the legal nature of the pre-trial cooperation agreement, a comprehensive criminal procedure and criminal law institute. This study characterized a number of contradictions in the legal regulation of the agreement, its nature and interpretation of practice chapter 40.1 CCP of RF.

Key words: court proceedings, summary judgment proceedings, pre-trial cooperation agreement, the circumstances mitigating punishment, judicial inquiry.

Как следует из названия данной статьи, объектом изучения в ней выступает досудебное соглашение о сотрудничестве, являющееся смысловым центром производства, предусмотренного гл. 40.1 УПК РФ.

Главами 40 и 40.1 УПК РФ, как верно указывают А. Стовповой и В. Тюнин, предусмотрены близкие по сути процедуры, представляющие собой формы уголовного преследования, в рамках которых прокурор исходит из неоспоримости факта совершения конкретным лицом преступления и где особое значение придаётся посткриминальному поведению обвиняемого, направленному на содействие правосудию [1].

Это интересно:  Гражданский кодекс статья 459

При этом положительное посткрими-нальное поведение подозреваемого или обвиняемого здесь должно быть облечено в специфическую, новую для отечественного законодательства процессуальную форму соглашения, заключаемого между сторонами обвинения и защиты.

Заключённое досудебное соглашение о сотрудничестве свидетельствует о том, что в

суд направляется дело, в котором нет спора о виновности [2].

При первом приближении отметим, что представленная в действующем УПК РФ конструкция досудебного соглашения о сотрудничестве далека от идеала.

Согласно п. 61 ст. 5 УПК РФ, рассматриваемый институт представляет собой соглашение между сторонами обвинения и защиты, в котором они согласовывают условия ответственности подозреваемого или обвиняемого в зависимости от его действий после возбуждения уголовного дела или предъявления обвинения.

Однако, как точно указывают К. Гранкин и Е. Мильтова, при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве речь может идти только о согласовании возможности смягчения ответственности на основании, установленном уголовным законом, и лишь в рамках процедуры, прописанной в гл. 40.1 УПК РФ [3].

Аналогично С. С. Клюшников отмечает, что формулировка п. 61 ст. 5 УПК РФ явля-

© Боярская А. В., 2013

ется неточной в той части, что «уголовная ответственность императивна по своей природе, а применительно к рассматриваемому институту она регламентирована в ст. 62, 64 и 75 УК РФ» [4].

Полагаем, указанные авторы правы и приведённое в законе определение досудебного соглашения о сотрудничестве является слишком широким.

Отметим, что целый ряд исследователей акцентируют внимание на том обстоятельстве, что процедура, предусмотренная гл. 40.1 УПК РФ, является лишь формой применения различных положений статей гл. 10 УК РФ. О данном обстоятельстве говорят А. Александров [5], В. М. Быков [6], И. В. Ткачев и

В свете изложенных рассуждений и тезиса о том, что уголовная ответственность по своей природе императивна, вызывает вопрос сама сущность досудебного соглашения о сотрудничестве. Для её изучения обратимся к нормативной регламентации препарируемого института, представленной в гл. 40.1 УПК РФ.

Итак, стороны досудебного соглашения о сотрудничестве определены в ч. 3 ст. 317.3 УПК РФ: это сторона обвинения в лице прокурора и сторона защиты в лице подозреваемого или обвиняемого и защитника.

Какие обязательства принимают на себя указанные лица, заключая досудебное соглашение о сотрудничестве? В соответствии с положениями ч. 2 ст. 317.3 УПК РФ, в соглашении должны быть указаны:

— действия, которые подозреваемый или обвиняемый обязуется совершить при выполнении им обязательств, указанных в досудебном соглашении о сотрудничестве;

— смягчающие обстоятельства и нормы уголовного законодательства, которые могут быть применены в отношении подозреваемого или обвиняемого при соблюдении последним условий и выполнении обязательств, указанных в досудебном соглашении о сотрудничестве.

Отметим, что формулировка приведённых законодательных положений не может не вызвать критики. Так, обязательства подозреваемого или обвиняемого явно заданы через тавтологию.

Кроме того, из представленной формулировки, во-первых, следует, что содержа-

щиеся в ней данные относятся собственно не к стороне обвинения, а к суду, не являющемуся стороной соглашения. Во-вторых, очевидно, что для стороны обвинения речь идёт не собственно об обязательстве, а о некой предусмотренной законом возможности смягчения ответственности, зависящей от целого ряда условий, например, от отсутствия отягчающих обстоятельств [8].

Получается, будто подозреваемый или обвиняемый, заключая досудебное соглашение о сотрудничестве, обязуются осуществлять действия, соотносимые с формулировкой смягчающего обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, а прокурор сулит за это стороне защиты возможность применения судом к подозреваемому или обвиняемому положений ч. 2, 4 ст. 62 УК РФ, ст. 64, 73 и 80.1 УК РФ.

Отсюда мы можем сделать вывод о дисгармоничности и противоречивости конструкции досудебного соглашения о сотрудничестве, в отношении которого можно усомниться, что оно заключается именно между заявленными субъектами и имеет именно заявленный предмет. Несбалансированность модели досудебного соглашения о сотрудничестве, являющегося смысловым центром рассматриваемого производства, не могла не сказаться негативно на всей структуре процессуальной формы процедуры особого порядка судебного разбирательства при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

Кроме того, из законодательного определения соглашения, закреплённого в ст. 5 УПК РФ, а также положений ч. 2 ст. 62 УК РФ следует, что оно носит уголовно-правовой характер, будучи нацелено на воплощение подозреваемым (обвиняемым) на договорных началах в своём поведении смягчающего обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ.

Однако законодатель не смог полностью выдержать соответствующую конструкцию и дополнил её заданной только уголовнопроцессуальным законом составляющей в виде сообщения обвиняемым сведений о совершённых иными лицами преступлениях, не связанных с тем уголовным делом, по которому собственно заключено досудебное соглашение о сотрудничестве. При этом дей-

ствия обвиняемого по сообщению указанных сведений не охватываются формулировкой смягчающего обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ.

Как в данной связи указывает Д. П. Великий, буквальное толкование положений п. 1 ч. 2 ст. 317.6 УПК РФ наталкивает на мысль, что соглашение может касаться только конкретного расследуемого (раскрываемого) преступления, поскольку слово «преступление» употреблено в единственном числе. Однако данному выводу не соответствуют положения п. 3 ч. 1 ст. 317.5 и п. 3 ч. 4 ст. 317.7 УПК РФ, устанавливающие, что в представлении прокурора должны указываться, а в судебном разбирательстве — исследоваться преступления или уголовные дела, обнаруженные или возбужденные в результате сотрудничества с обвиняемым (подсудимым) [9]. Как верно отмечает Н. В. Пав-личенко, досудебное соглашение о сотрудничестве может заключаться, в том числе, в связи с преступлениями, совершёнными иными субъектами [10].

Выводы Д. П. Великого и Н. В. Павли-ченко подтверждаются и изученными нами текстами досудебных соглашений о сотрудничестве, заключёнными в Омской области. Например, гражданин Ж., в рамках уголовного дела, рассматривавшегося Ленинским районным судом г. Омска [11], по досудебному соглашению о сотрудничестве принял на себя обязательство сообщить о совершении гражданином В. преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ на территории Ленинского рынка. Данное обязательство было успешно выполнено обвиняемым.

Подводя итог изложенному, можно сказать, что досудебное соглашение о сотрудничестве по своей природе является двойственным: уголовно-правовым и уголовно-процессуальным. С нашей точки зрения, соответствующая модель соглашения является не совсем корректной и порождает целый ряд проблем в сфере правоприменения и, кроме того, существенно ограничивает возможности данного института в борьбе с преступлениями, о которых известно обвиняемым и которые, при этом, не связаны с расследуемым.

Исходя из приведённого рассуждения, заключаемое сторонами досудебное согла-

шение о сотрудничестве правильнее отделить по своему содержанию от смягчающего обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ и представить как соглашение исключительно уголовно-процессуального

характера между сторонами обвинения и защиты, направленное на создание юридических фактов, служащих основанием применения особого порядка судебного разбирательства, предусмотренного гл. 40.1 УПК РФ, и назначения подсудимому наказания в предусмотренном ею порядке.

8. Васяев А. А. Сделка с правосудием или сделка с обвинением? // Современное право. -2010. — № 2. — С. 93.

10. Павличенко Н. В. Досудебное соглашение как основа смягчения ответственности за совершение преступлений лицами, оказывающими содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность // Современное право. — 2010. — № 2. — С. 97.

Досудебное соглашение о сотрудничестве как институт права

Правовая природа досудебного соглашения о сотрудничестве

Федеральным законом от 29.06.2009 N 141-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» в российское законодательство был введен институт досудебного соглашения о сотрудничестве. В пояснительной записке к проекту закона указано, что к задачам нового института относится расширение возможностей уголовного и уголовно-процессуального законодательства в сфере противодействия организованной преступности, коррупции, расследования деятельности преступных сообществ (преступных организаций), члены которых, как правило, отказываются от дачи показаний о преступной деятельности соучастников и организаторов преступлений. В целях раскрытия и расследования «заказных» убийств, фактов бандитизма, наркопреступлений, коррупционных проявлений чрезвычайно важно предоставлять правоохранительным органам возможность привлекать к сотрудничеству лиц, состоящих в организованных группах и преступных сообществах, при условии значительного сокращения таким лицам уголовного наказания и распространения на них мер государственной защиты потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства См.: Пояснительная записка к проекту Федерального Закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» (о введении особого порядка вынесения судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве) // СПС «Консультант Плюс»..

Среди причин введения в уголовный процесс упрощенных форм судопроизводства называются: тенденция государств мирового сообщества к оптимизации и рационализации уголовно-процессуальных форм, ориентация российского законодателя на международные стандарты, потребность в рациональном использовании материальных ресурсов, необходимых для разрешения криминальных конфликтов См.: Головинский М.М. Указ. соч. С. 14..

Несмотря на недавнее появление в России, в некоторых странах схожие по своей сути институты имеют продолжительную историю развития, обусловившую их более или менее детальную проработку, органичное существование в системе других норм и сведение к минимуму коллизионных ситуаций при применении. Многолетний положительный опыт применения аналогичных правовых институтов в других государствах является одним из оснований внедрения соглашения о сотрудничестве в российское законодательство.

В исследовательской литературе отмечается, что сближение правовых систем разных стран является тенденцией. Все больше стран вводят в оборот упрощенные способы разрешения криминальных конфликтов, однако они не являются идентичными. Помимо различия в названиях таких производств законодательство каждой страны предусматривает свои особенности в их регламентации См.: Головинский М.М. Указ. соч. С. 13..

Так, в американском уголовном процессе заключаются два типа сделок — о признании вины и о сотрудничестве со следствием. Обязательства сторон, взятые по этим двум типам сделок, различаются. В первом случае возможно заключение сделок трех видов: о признании вины в обмен на смягчение обвинения, о признании вины в обмен на снижение наказания, о признании вины в обмен на смягчение обвинения и снижение наказания. Кроме того, американскому уголовному процессу известна процедура разрешения уголовных дел без проведения судебного разбирательства в случае заявления подсудимым ходатайства — nolo contendere — об отказе оспаривать предъявленное обвинение.

Вариантов сотрудничества в американском уголовном процессе можно выделить также несколько. Первая разновидность — сотрудничество, в рамках которого лицо не может преследоваться за содеянное. Сотрудничество главным образом состоит в даче показаний против соучастников. В американской науке такое явление называют «превращением в свидетеля обвинения». При этом сообщенные им сведения не могут быть использованы против него по уголовному делу.

Суть Plea bargaining раскрывается в научных публикациях США следующим образом: «Если обвиняемый признает свою вину в совершении преступления, его первоначальное обвинение будет уменьшено (изменено), и с этого момента он получит только часть наказания — часть срока в тюрьме или пробацию, но не полномерное наказание, которое было бы ему назначено, если бы первоначальное обвинение было доказано в суде. Например, если обвиняемый признает себя виновным в торговле наркотиками (тяжкое преступление), его обвинение может быть изменено на незаконное владение наркотиками (преступление меньшей тяжести) См.: Ахмедов Ш.М. Межотраслевой институт досудебного соглашения о сотрудничестве в законодательстве зарубежных стран // Международное публичное и частное право. 2010. № 4. С. 29.». Такой порядок для уголовного судопроизводства необходим — иначе бы судебная система страны не выдержала давления уголовных дел, требующих рассмотрения по общей процедуре.

В ожидании принятия Федерального Закона № 141-ФЗ в 2009 году российские средства массовой информации и Интернет наполнились публикациями о скором появлении в нашем законодательстве института сделок с правосудием — сделок о признании вины. В действительности же досудебное соглашение о сотрудничестве и сделки о признании вины все таки следует различать.

Сделка о признании вины по законодательству США — это соглашение, по которому обвиняемый соглашается признать себя виновным в обмен на переквалификацию деяния на менее тяжкое, либо на иное смягчение наказания. Основные субъекты сделки — прокурор и обвиняемый, суд же должен лишь согласиться с ее условиями и исключается из их обсуждения. Обвиняемый для того, чтобы суд убедился в его виновности, должен предоставить ему факты, свидетельствующие об этом. Указанные действия обвиняемого и действия стороны обвинения, выражающиеся в изменении объема обвинения, меры наказания, недопустимости предъявления новых обвинений в случае достижения соглашения и т.д. ярко демонстрируют их сделочный характер См.: Волосова Н. Ю., Федорова О. В. Уголовно-процессуальное законодательство США: общая характеристика, законодательство штатов, сравнительный анализ. М. 2008. С. 187..

В определенном аспекте институт сделки о признании вины в США базируется не только на нормах публичного права, но и на нормах частного. Это проявляется в том, что, если сделка принята судом, а обвиняемый не получает обещанного, он вправе на основании принципов договорного права осуществить понуждение к исполнению конкретных условий соглашения. Но, даже в США, где подобные соглашения имеют конституционный характер и практика их заключения поощряется, в последнее время все чаще звучит критика по поводу излишней снисходительности властей к преступникам, являющимся стороной соглашения. Кроме того, часто встречаются ситуации, когда обвиняемый, являясь невиновным, признает свою вину из-за опасения, что его все равно осудят в порядке обычного судебного разбирательства См.: Бернам У. Указ. соч. С. 468..

Это интересно:  Статья 359 ГК РФ. Основания удержания

Таким образом, при более близком рассмотрении сделок о признании вины и досудебного соглашения о сотрудничестве оказывается, что их различия существенны. Прежде всего, предметом досудебного соглашения является не признание обвиняемым своей вины (формально гл. 40.1 УПК РФ даже не предусматривает такого требования) и не согласие с предъявленным обвинением, а его действия.

Главная цель таких соглашений за рубежом — процессуальная экономия, в нашем законодательстве такую функцию уже относительно давно играет особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением, закрепленный в гл. 40 УПК РФ.

Заключение досудебного соглашения не предполагает изменение квалификации содеянного лицом. Институт досудебного соглашения введен для других целей — расширить возможности уголовно-процессуального законодательства в сфере противодействия организованной преступности и раскрытия групповых преступлений.

Предпосылки появления подобной конструкции отмечались в российском законодательстве уже давно. ФЗ РФ от 12.08.1995 N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» в ч. 4 ст. 18 предусматривает: «Лицо из числа членов преступной группы, совершившее противоправное деяние, не повлекшее тяжких последствий, и привлеченное к сотрудничеству с органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, активно способствовавшее раскрытию преступлений, возместившее нанесенный ущерб или иным образом загладившее причиненный вред, освобождается от уголовной ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации». Данное положение должно было выступать в качестве основания для освобождения от уголовной ответственности, но не могло быть реализовано в связи с отсутствием соответствующих указаний в УК РФ.

В некотором смысле предпосылками также можно считать такие нормы УК РФ и УПК РФ, направленные на стимулирование положительного посткриминального поведения лица, совершившего преступление, как, например, нормы о добровольном отказе лица от совершения преступления (ст. 31 УК РФ), освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ), специальных случаях освобождения от уголовной ответственности, предусмотренных Особенной частью УК РФ и др.

Часть 1 ст. 64 УК РФ предусматривает, что «при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления наказание может быть назначено ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса, или суд может назначить более мягкий вид наказания, чем предусмотрен этой статьей, или не применить дополнительный вид наказания, предусмотренный в качестве обязательного». Последнее правило фактически предполагает исполнение лицом, совершившим преступление, действий, которые бы являлись содержанием досудебного соглашения, в случае его заключения. Представленная конструкция предполагает установление судом факта активного содействия лица, совершившего преступление, раскрытию преступления путем исследования всех материалов дела, а не только тех материалов, которые подтверждают такое содействие, к чему практически сводится судебное заседание в случае заключения подсудимым досудебного соглашения о сотрудничестве.

Представляется, что исследование всех без исключения обстоятельств дела, делает назначенное с учетом ст. 64 УК РФ наказание более обоснованным и, возможно, более справедливым. Однако, регламентируя порядок проведения предварительного расследования, судебного заседания и назначения наказания при наличии досудебного соглашения, законодатель ставит во главу угла не справедливость, а необходимость достижения конкретных публичных целей.

Не смотря на то, что досудебное соглашение упоминается в УК РФ, его содержание раскрыто в УПК РФ. Использование в названии гл. 40.1 УПК термина «соглашение» в какой-то степени вводит в заблуждение относительно природной сути данного института. Невольно создается впечатление о привнесении в уголовный процесс частноправовых начал, элементов договорности. На самом деле это соглашение имеет явный публичный характер — оно связано с осуществлением должностными лицами государственных органов властных полномочий.

Соглашение о сотрудничестве заключается в интересах государства, имеет явный публичный характер и цель — расширение возможностей уголовно-процессуального закона в борьбе с групповыми преступлениями, в частности в организованных формах. Причем, публичным интересам отдается явный приоритет перед интересами лица, заключившего соглашение, которые могут оказаться незащищенными, так как возможность наступления благоприятных последствий исполнения лицом, с которым заключено соглашение, своих обязанностей по нему во многом зависит от субъективной оценки данных действий прокурором и судом. Не требуется также согласия потерпевшего на проведение соответствующей процедуры.

Статьи 317.5 и 317.7 УПК РФ устанавливают, что и прокурор, и суд оценивают не только «характер и пределы содействия обвиняемого следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления», но и «значение сотрудничества с обвиняемым» для достижения указанных целей. При таком положении вещей трудно говорить о равноправии сторон в процессе, в котором заключено такое соглашение.

Пункт 61 ст. 5 УПК РФ закрепил дефиницию досудебного соглашения о сотрудничестве — «это соглашение между сторонами обвинения и защиты, в котором указанные стороны согласовывают условия ответственности подозреваемого или обвиняемого в зависимости от его действий после возбуждения уголовного дела или предъявления обвинения». Данное определение характеризует досудебное соглашение исключительно как процессуальный институт, а не как институт уголовного права.

Получается, что дефиниция п. 61 ст. 5 УПК неверно отражает суть складывающихся отношений. «Согласование» сводится лишь к определению обязанностей подозреваемого или обвиняемого, к определению действий, которые он будет должен совершить, тогда как условия ответственности установлены ч. 2 и 4 ст. 62 УК РФ и ч. 5 ст. 317.7 УПК РФ.

В литературе отмечается, что институт соглашения о сотрудничестве имеет процессуальное значение и только на первый взгляд, схож с такими уголовно-правовыми институтами как деятельное раскаяние и добровольный отказ, а невыполнение условий соглашения по своему уголовно-правовому значению вообще выходит за рамки соглашения и его последствия предусмотрены в УК РФ См.: Звечаровский И.Э. Юридическая природа института досудебного соглашения о сотрудничестве // Законность. 2009. № 9. С. 14..

Большинство авторов относят институт досудебного соглашения о сотрудничестве к числу межотраслевых институтов, не смотря на то, что определение, данное в п. 61 ст. 5 УПК РФ, не содержит указаний на то, что совокупность норм о досудебном соглашении регулируется уголовным правом См., напр.: Морозов В. Уголовно-правовое обеспечение института досудебного соглашения о сотрудничестве: проблемы и решения // Уголовное право. 2010. №1. С. 22; Ахмедов Ш.М. Указ. соч. С. 31; Зуев Ю.Г. Обжалование процессуальных решений по делу в связи с наличием досудебного соглашения о сотрудничестве // Уголовный процесс. 2012. № 3. С. 20.. Отмечено, что с уголовно-правовой точки зрения институт досудебного соглашения представляет собой правовое средство индивидуализации уголовной ответственности лица, с уголовно-процессуальной — форму упрощенного судебного производства и вынесения судебного решения См.: Стоповой А., Тюнин В. Уголовно-правовые и уголовно-процессуальные аспекты досудебного соглашения о сотрудничестве на предварительном следствии // Уголовное право. 2010. № 3. С. 119..

Нормы, регламентирующие порядок заключения соглашения, проведения предварительного следствия, принятия судебного решения и т.д. расположены в УПК РФ, чем объясняется изложение законодателем содержания данного понятия исключительно с процессуальной точки зрения. Данное обстоятельство представляется закономерным — правила назначения уголовного наказания в случае заключения досудебного соглашения и наличии соответствующих смягчающих обстоятельств являются и должны являться исключительной сферой действия УК РФ. Так, ч. 2 ст. 2 УК РФ говорит «… Кодекс устанавливает основание и принципы уголовной ответственности, определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений».

Под институтом права в науке понимается внутренне и внешне обособленная часть отрасли права, представляющая логически завершенный и единый компактный комплекс нормативно-правовых предписаний (их подсистему), который обеспечивает относительно самостоятельное и цельное регулирование определенного вида (подвида) соответствующего типа родственных общественных отношений Карташов В.Н. Теория правовой системы общества: учебное пособие. В 2 т. Т. I. Ярославль, 2005. С. 194.. Институт досудебного соглашения о сотрудничестве не регулируется уголовным правом.

Положения о назначении наказания при наличии заключенного досудебного соглашения и соответствующих смягчающих обстоятельств законодатель включил в ст. 62 УК РФ «Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств», из чего можно сделать вывод о том, что нормы уголовного права регулируют, в данном аспекте, исключительно правила назначения наказания, причем наличие смягчающих обстоятельств имеет первостепенное значение. Досудебное соглашение в рамках ст. 62 УК РФ выступает лишь условием смягчения лицу, его заключившему, уголовного наказания.

В этом плане институт досудебного соглашения близок к институту суда присяжных, который представляет собой процессуальный институт, включающий в себя совокупность норм, регулирующих судопроизводство по уголовным делам. Близок он и к институту согласия обвиняемого с предъявленным обвинением, закрепленному Гл. 40 УПК РФ.

Дифференциация предполагает наличие в уголовном процессе как более сложных процедур, обусловленных установлением дополнительных гарантий участникам судопроизводства, так и более простых уголовно-процессуальных процедур См.: Головинский М.М. Указ. соч. С. 13.. Их анализ позволяет сделать вывод о том, что дифференциация процессуальных форм как в досудебной, так и в судебной стадии может влиять на назначение наказания виновному и, таким образом, имеет уголовно правовые последствия.

Деятельность участников процессуальных отношений, урегулированных нормами всех упомянутых институтов, порождает определенные обстоятельства, влияющие на назначение лицу, совершившему преступление, уголовного наказания — заключенное досудебное соглашение о сотрудничестве, вердикт присяжных о снисхождении, ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным обвинением. Такие обстоятельства обусловливают наличие взаимной связи между нормами двух отраслей права.

Существует мнение, что порядок, установленный гл. 40.1 УПК РФ, является компромиссной процедурой. Отмечается, что компромиссные модели судопроизводства, закрепленные ст. 25, 28, 28.1, гл. 40 и 40.1 УПК РФ, можно определить как дифференцированные уголовно-процессуальные формы, в которых уголовно-правовой конфликт разрешается на основе взаимного согласия сторон См.: Кувалдина Ю.В. Предпосылки и перспективы развития компромиссных способов разрешения уголовно-правовых конфликтов в России. Дис. …канд. юрид. наук. Самара. 2011. С. 235..

Компромиссные процедуры в силу сходства их сущности и условий применения предлагается объединить в два института — единый институт прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон или деятельным раскаянием и единый особый порядок судебного разбирательства. Соответственно нормы, регулирующие порядок прекращения дела в связи с примирением сторон или деятельным раскаянием логично разместить в главе 29 УПК РФ «Прекращение уголовного дела». Говорится о необходимости ввести в данную главу статью 212.1, а нормы, содержащиеся в гл. 40 и 40.1 УПК РФ, объединить в общую гл. 40 УПК РФ См.: Там же. С. 236..

Предложение законодательно объединить в общую главу положения гл. 40 и 40.1 УПК РФ представляется разумным. Они и без того тесно связаны, а правоприменительная практика уже применяет эти нормы в совместно, о чем будет сказано в гл. 2 настоящей работы.

В целях более эффективного изучения и понимания института досудебного соглашения, его связи с нормами, регламентирующими назначение наказания, целесообразно выработать определение, отражающее содержание досудебного соглашения о сотрудничестве в качестве юридического акта, комплексно, как с позиции уголовного процесса (порядок заключения), так и уголовного права (последствия заключения и исполнения соглашения). В литературе отмечается, что досудебное соглашение о сотрудничестве следует рассматривать как специфический публичный договор, содержание которого определяется как обязательствами, добровольно принимаемыми на себя обвиняемым, так и установленными законом процессуальными обязанностями, возникающими в силу заключенного соглашения у прокурора и суда См.: Стоповой А., Тюнин В. Указ. соч. С. 120..

Досудебное соглашение о сотрудничестве — это договор между лицом, совершившим преступление, и прокурором, в котором они устанавливают, какие действия должен совершить подозреваемый или обвиняемый в рамках предварительного расследования в целях способствования раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, розыску имущества, добытого в результате преступления, чтобы предварительное расследование и судебное разбирательство в отношении данного лица проводилось по упрощенной процедуре, а срок или размер наказания не мог превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за совершенное преступление.

Статья написана по материалам сайтов: revolution.allbest.ru, moluch.ru, cyberleninka.ru, studbooks.net.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector