+7 (495) 268-06-74  Москва

+7 (812) 309-49-21  Санкт-Петербург

8 (800) 333-88-93  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Содержание постановления ВС РФ

РАЗЪЯСНЕНИЯ ВС РФ О СОСТАВЛЕНИИ И СОДЕРЖАНИИ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ, УСЛОВИЙ ЕГО ЗАКОННОСТИ И ОБОСНОВАННОСТИ, СООТВЕТСТВИИ СОДЕРЖАНИЮ ИСКА И ТРЕБОВАНИЯМ СТОРОН, СРОКОВ ВЫНЕСЕНИЯ И ОЗНАКОМЛЕНИЯ.

ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 19 декабря 2003 г. N 23

О судебном решении

В связи с введением в действие с 1 февраля 2003 г. Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) и в целях выполнения содержащихся в нем требований к судебному решению Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. В соответствии со статьей 194 ГПК РФ решением является постановление суда первой инстанции, которым дело разрешается по существу.

Решение должно быть законным и обоснованным (часть 1 статьи 195 ГПК РФ).

2. Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ).

Если имеются противоречия между нормами процессуального или материального права, подлежащими применению при рассмотрении и разрешении данного дела, то решение является законным в случае применения судом в соответствии с частью 2 статьи 120 Конституции Российской Федерации, частью 3 статьи 5 Федерального конституционного закона О судебной системе Российской Федерации» и частью 2 статьи 11 ГПК РФ нормы, имеющей наибольшую юридическую силу. При установлении противоречий между нормами права, подлежащими применению при рассмотрении и разрешении дела, судам также необходимо учитывать разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, данные в Постановлениях от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» и от 10 октября 2003 г. N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации».

4. Поскольку в силу части 4 статьи 198 ГПК РФ в решении суда должен быть указан закон, которым руководствовался суд, необходимо указать в мотивировочной части материальный закон, примененный судом к данным правоотношениям, и процессуальные нормы, которыми руководствовался суд.

Суду также следует учитывать:

а) постановления Конституционного Суда Российской Федерации о толковании положений Конституции Российской Федерации, подлежащих применению в данном деле, и о признании соответствующими либо не соответствующими Конституции Российской Федерации нормативных правовых актов, перечисленных в пунктах «а», «б», «в» части 2 и в части 4 статьи 125 Конституции Российской Федерации, на которых стороны основывают свои требования или возражения;

б) постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, принятые на основании статьи 126 Конституции Российской Федерации и содержащие разъяснения вопросов, возникших в судебной практике при применении норм материального или процессуального права, подлежащих применению в данном деле;

в) постановления Европейского Суда по правам человека, в которых дано толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подлежащих применению в данном деле.

5. Согласно части 3 статьи 196 ГПК РФ суд принимает решение только по заявленным истцом требованиям.

Выйти за пределы заявленных требований (разрешить требование, которое не заявлено, удовлетворить требование истца в большем размере, чем оно было заявлено) суд имеет право лишь в случаях, прямо предусмотренных федеральными законами.

Заявленные требования рассматриваются и разрешаются по основаниям, указанным истцом, а также по обстоятельствам, вынесенным судом на обсуждение в соответствии с частью 2 статьи 56 ГПК РФ.

При этом следует иметь в виду, что при рассмотрении и разрешении дел, возникших из публичных правоотношений, суд не связан основаниями и доводами заявленных требований, т.е. обстоятельствами, на которых заявитель основывает свои требования (часть 3 статьи 246 ГПК РФ).

7. Судам следует иметь в виду, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (статья 67, часть 3 статьи 86 ГПК РФ). Оценка судом заключения должна быть полно отражена в решении. При этом суду следует указывать, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли им соответствующий анализ.

Если экспертиза поручена нескольким экспертам, давшим отдельные заключения, мотивы согласия или несогласия с ними должны быть приведены в судебном решении отдельно по каждому заключению.

8. В силу части 4 статьи 61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях деяний лица, в отношении которого вынесен приговор, лишь по вопросам о том, имели ли место эти действия (бездействие) и совершены ли они данным лицом.

Исходя из этого суд, принимая решение по иску, вытекающему из уголовного дела, не вправе входить в обсуждение вины ответчика, а может разрешать вопрос лишь о размере возмещения.

В решении суда об удовлетворении иска, помимо ссылки на приговор по уголовному делу, следует также приводить имеющиеся в гражданском деле доказательства, обосновывающие размер присужденной суммы (например, учет имущественного положения ответчика или вины потерпевшего).

На основании части 4 статьи 1 ГПК РФ, по аналогии с частью 4 статьи 61 ГПК РФ, следует также определять значение вступившего в законную силу постановления и (или) решения судьи по делу об административном правонарушении при рассмотрении и разрешении судом дела о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесено это постановление (решение).

9. Согласно части 2 статьи 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному гражданскому делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Такое же значение имеют для суда, рассматривающего гражданское дело, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда (часть 3 статьи 61 ГПК РФ).

Под судебным постановлением, указанным в части 2 статьи 61 ГПК РФ, понимается любое судебное постановление, которое согласно части 1 статьи 13 ГПК РФ принимает суд (судебный приказ, решение суда, определение суда), а под решением арбитражного суда — судебный акт, предусмотренный статьей 15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Исходя из смысла части 4 статьи 13, частей 2 и 3 статьи 61, части 2 статьи 209 ГПК РФ лица, не участвовавшие в деле, по которому судом общей юрисдикции или арбитражным судом вынесено соответствующее судебное постановление, вправе при рассмотрении другого гражданского дела с их участием оспаривать обстоятельства, установленные этими судебными актами. В указанном случае суд выносит решение на основе исследованных в судебном заседании доказательств.

10. Судам необходимо соблюдать последовательность в изложении решения, установленную статьей 198 ГПК РФ.

Содержание исковых требований должно быть отражено в его описательной части в соответствии с исковым заявлением.

Если истец изменил основание или предмет иска, увеличил или уменьшил его размер, ответчик признал иск полностью или частично, об этом следует также указать в описательной части решения.

О признании стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения (часть 2 статьи 68 ГПК РФ), указывается в мотивировочной части решения одновременно с выводами суда об установлении этих обстоятельств, если не имеется предусмотренных частью 3 статьи 68 ГПК РФ оснований, по которым принятие признания обстоятельств не допускается.

При вынесении решения судам необходимо иметь в виду, что право признания обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, принадлежит и представителю стороны, участвующему в деле в ее отсутствие, если это не влечет за собой полного или частичного отказа от исковых требований, уменьшения их размера, полного или частичного признания иска, поскольку статья 54 ГПК РФ, определяющая полномочия представителя, не требует, чтобы указанное право было специально оговорено в доверенности.

Суд не вправе при вынесении решения принять признание иска или признание обстоятельств, на которых истец основывает свои требования, совершенные адвокатом, назначенным судом в качестве представителя ответчика на основании статьи 50 ГПК РФ, поскольку это помимо воли ответчика может привести к нарушению его прав.

Адвокат, назначенный судом в качестве представителя ответчика на основании статьи 50 ГПК РФ, вправе обжаловать решение суда в кассационном (апелляционном) порядке и в порядке надзора, поскольку он имеет полномочия не по соглашению с ответчиком, а в силу закона и указанное право объективно необходимо для защиты прав ответчика, место жительства которого неизвестно.

11. Исходя из того, что решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, его резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств.

Решения, перечисленные в статье 211 ГПК РФ, подлежат немедленному исполнению в силу императивного предписания закона, в связи с чем указание в решении об обращении их к немедленному исполнению не зависит от позиции истца и усмотрения суда.

Обращение решения к немедленному исполнению по основаниям, указанным в статье 212 ГПК РФ, возможно только по просьбе истца. В таких случаях выводы суда о необходимости обращения решения к немедленному исполнению должны быть обоснованы достоверными и достаточными данными о наличии особых обстоятельств, вследствие которых замедление исполнения решения может привести к значительному ущербу для взыскателя или невозможности его исполнения.

Обращая по просьбе истца решение к немедленному исполнению, суд вправе в необходимых случаях требовать от истца обеспечения поворота исполнения решения на случай его отмены.

12. Поскольку по искам о признании разрешается вопрос о наличии или отсутствии того или иного правоотношения либо отдельных прав и обязанностей участвующих в деле лиц, суд при удовлетворении иска обязан в необходимых случаях указать в резолютивной части решения на те правовые последствия, которые влечет за собой такое признание (например, об аннулировании актовой записи о регистрации брака в случае признания его недействительным).

14. Обратить внимание судов на необходимость строгого соблюдения установленного статьей 199 ГПК РФ срока составления мотивированного решения.

15. Исходя из требований статьи 201 ГПК РФ вопрос о принятии дополнительного решения может быть поставлен лишь до вступления в законную силу решения суда по данному делу и такое решение вправе вынести только тот состав суда, которым было принято решение по этому делу.

В случае отказа в вынесении дополнительного решения заинтересованное лицо вправе обратиться в суд с теми же требованиями на общих основаниях. Вопрос о судебных расходах может быть разрешен определением суда (статья 104 ГПК РФ).

Предусматривая право суда принимать дополнительные решения, статья 201 ГПК РФ вместе с тем ограничивает это право вопросами, которые были предметом судебного разбирательства, но не получили отражения в резолютивной части решения, или теми случаями, когда, разрешив вопрос о праве, суд не указал размера присужденной суммы либо не разрешил вопрос о судебных расходах.

Поэтому суд не вправе выйти за пределы требований статьи 201 ГПК РФ, а может исходить лишь из обстоятельств, рассмотренных в судебном заседании, восполнив недостатки решения.

16. Поскольку статья 202 ГПК РФ предоставляет суду возможность разъяснить решение, не изменяя его содержания, суд не может под видом разъяснения изменить, хотя бы частично, существо решения, а должен только изложить его же в более полной и ясной форме.

17. Учитывая, что ГПК РФ, устанавливая различный порядок рассмотрения дел по отдельным видам производств (исковое, особое, производство по делам, возникающим из публичных правоотношений), предусматривает для всех единую форму окончания разбирательства дела по существу путем принятия решения, судам следует иметь в виду, что требования статьи 198 ГПК РФ о порядке изложения решений обязательны для всех видов производств.

Это интересно:  Кадастровые замеры земельных участков

18. Признать утратившим силу Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 сентября 1973 г. N 9 «О судебном решении» с изменениями, внесенными Постановлением Пленума от 20 декабря 1983 г. N 11, в редакции Постановления Пленума от 21 декабря 1993 г. N 11, с изменениями, внесенными Постановлением Пленума от 26 декабря 1995 г. N 9.

судья Верховного Суда

Это постановление Верховного суда РФ можно найти так же по следующим словам:

Толкование решения суда.

Сроки составления рмотивированного ешения судов.

Данные постановления не могут являться нормативными актами, законом и подзаконными актами, определяются статусом ВС РФ, закрепленным в Конституции РФ и федеральном законодательстве (de jure) и в судебной практике (de facto).

Что такое постановление Пленума Верховного Суда РФ

Постановления Пленума Верховного Суда РФ (далее также — ППВС РФ) – являются «абстрактным» мнением Пленума Верховного суда РФ (толкование закона) формирующегося при Верховном суде РФ по разъяснению судьям и прокурорам порядка применения и толкования закона при принятии судебного или иного решения, основываются на кратком обобщении практики Верховного Суда и нижестоящих судов, и не являются источниками права.

Но они заполняя правовой вакуум, существенным образом влияют на правоотношения и процессуальную деятельность, тем самым фактически являются источником законодательства (также как и решения Конституционного Суда) .

Статус постановлений пленумов

Действующее законодательство не устанавливает точного статуса ППВС. Статья 126 Конституции РФ закрепляет, что Верховный Суд РФ «дает разъяснения по вопросам судебной практики». С одной стороны, данное положение устанавливает конституционный статус постановлений Пленума Верховного Суда РФ (акты, содержащие разъяснения по вопросам судеб- ной практики). С другой стороны, Конституция РФ четко не устанавливает, являются ли ППВС юридически обязательными документами. Последний момент стал предметом споров в процессе подготовки проекта Конституции РФ 1993 г.

В то же время законодательство о Высшем Арбитражном Суде РФ прямо указывает на обязательный статус постановлений Пленума этого суда. Несмотря на то что ст. 127 Конституции РФ подобна ст. 126 Конституции РФ, последующее законодательство четко устанавливает обязательность постановлений Пленума ВАС РФ.

Часть 2 ст. 13 Федерального конституционного закона от 28 апреля 1995 г. № 1-ФК «Об арбитражных судах в РФ» 29 гласит:

«По вопросам своего ведения Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации принимает постановления, обязательные для арбитражных судов в Российской Федерации».

Более того, законодатель прямо предоставляет полномочие ссылаться на постановления Пленума ВАС РФ. Параграф 4 п. 3 ч. 4 ст. 170 АПК РФ закрепляет:

«В мотивировочной части решения могут содержаться ссылки на постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по вопросам судебной практики».

Отличие постановления от решений выносимые ППВС РФ

Председатель Верховного Суда СССР В. И. Теребилов отличал решения, выносимые Пленумом Верховного Суда по конкретному делу, от постановлений Пленума. Если решения по конкретным делам являются обязательными лишь в отношении сторон по данному делу, то ППВС «обязательны не только для разрешения конкретного уголовного или гражданского дела, но и для других дел, где применяется соответствующая норма. В связи с тем, что пленарное заседание дает разъяснения правовых норм, которыми должны руководствоваться все суды при отправлении правосудия, данные разъяснения также являются юридически обязательными для органов следствия и всех тех, кто участвует в судебных разбирательствах».

Большинство споров в юридической доктрине велось по вопросу, имеют ли ППВС обязательную силу и могут ли они называться «прецедентами».

Содержание и форма ППВС как носителей новых норм права.

Издаваемые Пленумом Верховного Суда постановления аналогичны по форме актам, которые бесспорно являются юридически обязательными, когда издаются Правительством и другими органами исполнительной власти. Официально ППВС содержат толкование смысла законов «на основании и во исполнение законов», так же как это делают обычные подзаконные нормативные акты.

Юристы признали, что ППВС могут содержать новые нормы права, заполняющие пробелы в законах или изменяющие закон.

Подводя итог, можно выделить определенные причины, не позволяющие признавать обязательный характер за постановлениями Пленума ВС РФ:

  1. отсутствие нормативного предписания, закрепляющего обязательный характер;
  2. неимение Пленумом ВС РФ права нормотворчества;
  3. отсутствие возможности противостоять незаконным постановлениям Пленума ВС РФ (т.е. их нельзя обжаловать или проверить на соответствие Конституции РФ).

Постановления Пленума ВС РФ являются обязательными. Здесь необходимо оговориться, что мы рассматриваем обязательность, которая по своему содержанию не совпадает с общеобязательностью. Общеобязательность означает непременность выполнения всеми членами общества требований, содержащихся в нормах права.

Иными словами, свойство общеобязательности применимо к нормам права, которые действуют в отношении неопределенного круга лиц, а судебная практика имеет ограниченный субъектный состав своего воздействия и прежде всего адресована нижестоящим судам, поэтому применительно к постановлениям Пленума ВС РФ мы будем использовать понятие «обязательность».

Практика применения и позиция Судейского сообщества

В практике судов также существует двоякое отношение к юридической силе ППВС.

Так, судья Верховного Суда России С.В. Самуйлов в своем определении указал, что разъяснения по вопросам судебной практики, содержащиеся, в частности в обзорах законодательства и судебной практики, утверждаемых Пленумом Верховного Суда России формируют правоприменительную практику и являются обязательными для судов, применяющих в процессе рассмотрения дела нормы материального права.

Конституционный Суд России напротив рассматривает ППВС как акт толкования закона, и говорит о том, что само ППВС не может выступать самостоятельным предметом проверки Конституционным Судом России. Таким образом, исключая возможность проверки конституционности, Конституционный Суд России не признает ППВС источником национального права, тем самым допуская их необязательность.

Позиция ЕСЧП по данному вопросу

Косвенное признание юридической силы ППВС как источника права дал и Европейский Суд по правам человека. Так, в деле «Бакланов против России» заявитель ссылался на то, что на момент рассмотрения дела в национальном законодательстве не имелось правовых оснований конфискации, а единственным нормативным актом, регулировавшим указанный вопрос, являлось постановление Пленума Верховного Суда СССР (далее — ППВС СССР). Отметив, что «остается неясным, какое правовое положение послужило основанием конфискации, за исключением ППВС СССР, которое, тем не менее, полагаем, содержит ссылку на недействующее законодательство», установил, что «рассматриваемый закон, а именно ППВС СССР не был сформулирован с такой четкостью, которая позволила бы заявителю предвидеть последствия своих действий».

Таким образом, Европейский Суд по правам человека расценил ППВС СССР как «нормативный правовой акт» в значении Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года, а именно как акт органа государственной власти, содержащий нормы права. С точки зрения теории национального права, под такое определение подходит нормативный правовой акт, который в свою очередь выступает источником права.

Роль и значение постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в судебной практике

Разъяснения Пленума ВС РФ играют существенную роль в преодолении пробелов в правовом регулировании, противоречий и коллизий, существующих в действующем законодательстве, выступают важнейшим средством обеспечения единства судебной практики.

Эти разъяснения в настоящее время рассматриваются судьями как фактически обязательные.

Такая позиция вполне обоснованна, поскольку постановления Пленума Верховного Суда РФ, как и другие акты высших судебных органов, содержащие разъяснения судебной практики, не относятся ни к нормативным правовым актам, ни к актам правоприменения. Они не могут быть оспорены в форме прямого судебного контроля ни в рамках специальной процедуры оспаривания нормативных актов (гл. 24 ГПК РФ, гл. 23 АПК РФ) , ни в рамках общей (исковой) процедуры гражданского (арбитражного) судопроизводства.

Разъяснения высших судебных органов (в том числе и Пленума ВС РФ) имеют существенное регулирующее значение как для судебной, так и для иной правоприменительной практики, независимо от того, признаются ли они источником права или выступают в качестве актов судебного толкования.

В настоящее время лишь в отношении постановлений пленумов Верховного Суда РФ имеются указания федерального закона об обязательности для судов, содержащихся в них разъяснений (п. 6 ст. 58 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР». Однако ни в законодательстве о судоустройстве, ни в процессуальном законодательстве не раскрывается содержание такой обязательности.

Нормативное толкование Пленумов Верховного и Высшего Арбитражного Судов, являясь действенными правовыми регуляторами общественных отношений, все-таки обладают признаками обязательности. Так, решение судей, игнорирующих сформулированное Пленумом правило, может быть отменено вышестоящим судом, и в итоге дело должно рассматриваться в соответствии с указанием высшей судебной инстанции. На обязательный характер постановлений пленумов постоянно обращают внимание, как высшие судебные органы, так и органы исполнительной власти.

Так, например, толкование текста ст. 126 Конституции РФ дает основание для вывода о том, что дача Верховным Судом РФ разъяснений по вопросам судебной практики является таким же равноценным его полномочием, как и другие полномочия.

Роль и значение разъяснений постановлений Пленума Верховного Суда РФ для судебной и, в целом, правоприменительной практики можно проиллюстрировать на примере постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 года № 6 «О выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 года № 3 «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» (в ред. постановления Пленума от 25 октября 1996г. № 10).

В нем разъяснено, что в соответствии со ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, вступившего в силу 23 марта 1976 года (нормы которого в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ являются составной частью правовой системы Российской Федерации и имеют верховенство над ее внутренним законодательством), каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно.

Как видно из приведенного разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, его цель — не только обратить внимание судов на необходимость правильного толкования законов, но и обязать разрешать дела в точном соответствии с действующим федеральным законодательством, общепризнанными принципами и нормами международного права.

В этой связи хочу подчеркнуть, что содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ разъяснения по вопросам судебной практики обязательны для судов, поскольку такие разъяснения, основанные на требованиях закона, способствуют правильному толкованию и единообразному применению закона на всей территории Российской Федерации и помогают избежать судебных ошибок.

Если же исходить из того, что разъяснения Пленума обязательными для судов не являются, то возникает сомнение: а была ли необходимость закреплять на конституционном уровне положение о даче Верховным Судом РФ разъяснений по вопросам судебной практики? И к чему такие разъяснения, если их можно игнорировать?

В подтверждение сказанного уместно сослаться на ч. 2 ст. 13 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации». В соответствии с этой нормой по вопросам своего ведения Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ принимает постановления, обязательные для арбитражных судов в Российской Федерации.

В постановлениях Пленума Верховного Суда РФ разъяснения по вопросам применения законодательства, основанные на требованиях закона и обобщенных данных судебной практики в масштабах страны, представляют собой своеобразную форму судебного прецедента. Они являются ориентиром, подлежащим обязательному учету в целях вынесения законных, обоснованных и справедливых приговоров, решений, определений и постановлений.

Это интересно:  Материнский капитал на покупку автомобиля: за и против

Данные факты позволяют сделать вывод: нормативные акты, обладающие высшей юридической силой (конституция, законы), могут быть конкретизированы нормами, содержащимися в актах, обладающих меньшей юридической силой, и, по сути, являющимися актами, разъясняющими и развивающими положения конкретизируемых актов. В этом смысле постановления пленумов Верховного и Высшего Арбитражного судов по юридической силе весьма сходны с подзаконными актами.

Даже существование на практике судебного прецедента, означает то, что постановления высших судебных инстанций являются источником права.

И в заключение можно процитировать слова ученого юриста-практика В. Жуйкова, также сторонника судебной практики как источника права, «. что недостатки и пробелы в праве были и всегда будут, как бы законодатель не хотел, или не умел принимать необходимые законы. Ведь предусмотреть все отношения, требующие законодательного регулирования, просто невозможно. Особенно ярко это проявляется в период кардинального обновления законодательного массива и в ситуациях, когда роль судебной практики в целом и как источника права, в частности, значительно повышается. Суд, выполняя свои обязанности, устраняет недостатки, пробелы и противоречия в законодательстве. В то же время суд просто вынужден создавать право, иначе его деятельность будет не просто неэффективной, а приведет к результатам, которых общество от него совсем не ждет. Суд не будет защищать права, а, наоборот, будет способствовать нарушению этих прав»

Постановления Пленума Верховного Суда РФ как источник уголовно-процессуального права

Для того чтобы охарактеризовать судебное правотворчество в сфере уголовного судопроизводства, необходимо определить формы выражения создаваемых судом предписаний нормативного характера, их содержание, а также сущность изменений, вносимых ими в регулирование уголовно-процессуальных отношений.

На наш взгляд, можно говорить о существовании двух источников права: постановления Пленума Верховного Суда РФ и судебный прецедент. При этом необходимо отметить, что противопоставление правовой природы постановлений Пленума и решений Верховного Суда РФ по отдельным делам вряд ли оправданно. Они различаются по форме выражения правовых предписаний, но не по существу: в основе постановлений Пленума в большей части лежат решения Верховного Суда РФ по конкретным вопросам, возникавшим на практике. Пленум осуществляет обобщение последних для выявления закономерностей в допускаемых на практике ошибках. В связи с этим способ изложения в постановлениях Пленума правовых позиций Верховного Суда РФ по отдельным делам не имеет казуального характера, постановления заранее направлены на регулирование неопределенного круга общественных отношений. Это сближает по форме постановления Пленума Верховного Суда РФ с традиционным для нашей страны источником права – нормативным правовым актом.

Говоря о механизме действия решений Верховного Суда РФ в уголовном процессе, следует прежде всего отметить, что они обладают таким свойством, характерным для источников права, как общеизвестность, причем постановления Пленума публикуются не только в «Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации», но и в «Российской газете» – официальном издании всех законов и нормативных правовых актов РФ.

Что касается обязательности рассматриваемых решений, заметим, что необходимость в даче разъяснений возникает именно тогда, когда судьи начинают сталкиваться со сложностями при применении законов, правильное понимание которых судами и органами предварительного расследования и, следовательно, надлежащее претворение в жизнь и обеспечивают постановления Пленума Верховного Суда РФ. Обязательность постановлений Пленума важна именно как гарантия должной реализации судами законодательных норм. В противном случае способность Верховного Суда РФ осуществлять возложенную на него функцию обеспечения единообразия судебной практики стала бы проблематичной. В связи с этим обязательность постановлений Пленума Верховного Суда РФ не только не противоречит обязанности судей подчиняться Конституции РФ и законам, а наоборот, является средством реализации этого конституционного положения, поскольку обеспечивает правильное применение законов, в том числе Конституции РФ, обладающей высшей юридической силой.

Проведенные нами исследования показали, что судьи справедливо дают высокую оценку значению постановлений Пленума Верховного Суда РФ в обеспечении надлежащего осуществления правосудия в сфере уголовного судопроизводства. Так, 97% опрошенных указали, что считают необходимым знакомиться с ними для эффективного выполнения своей работы. Подавляющее большинство (98% при 2% воздержавшихся) оценили содержащиеся в них нормы как обязательные для соблюдения. О готовности судей следовать постановлениям Пленума Верховного Суда РФ свидетельствует следующая статистика: 70% (при 8% воздержавшихся) признали, что неправильным применением закона будет являться в том числе и такое, которое противоречит требованиям данных постановлений.

Все вышесказанное позволяет прийти к выводу, что на практике существует отношение к постановлениям Пленума Верховного Суда как к обязательным, и это является гарантией стабильности и законности.

Наряду с постановлениями Пленума Верховного Суда РФ принципиальное значение для уяснения смысла уголовнопроцессуальных норм имеют и его решения по конкретным делам. Форма выражения содержащихся в них предписаний имеет казуальный характер, поэтому такие решения следует отнести к судебному прецеденту.

Следует отметить, что принцип прецедента, т.е. обязанность судей следовать ранее принятому судебному решению, не получил законодательного закрепления в нашей стране. Однако установление его в законе не является необходимым условием признания решения суда источником права и не может служить безусловным критерием его функционирования в определенной правовой системе. Показательно, что указанный принцип не выражен в позитивном праве стран англо-американской правовой семьи, что, впрочем, не служит препятствием для признания в них судебного прецедента одним из основных источников права.

Необходимо констатировать, что реальность права проявляется в самой жизни, в его действии и способности влиять на формирование правоотношений и поведение их участников.

Регулярно публикуемые для всеобщего сведения в «Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации» решения Верховного Суда РФ по конкретным делам становятся образцом разрешения правовых вопросов, на который ориентируются другие судьи, предопределяя, таким образом, направление всей судебной практики. В связи с этим рассматриваемые решения играют более важную роль по сравнению с решениями других судов. Одним из показателей значимости решений Верховного Суда РФ является также их регулярное опубликование в сборниках, обобщающих судебную практику за тот или иной период по определенным делам, в том числе по уголовным. В данных сборниках решения Верховного Суда РФ группируются по разделам согласно структуре законодательства с выделением сути правовой позиции, занятой Верховным Судом РФ по каждому делу. Очевидно, что официальные издания подобного рода призваны ориентировать правоприменителей на использование решений Верховного Суда РФ при разрешении аналогичных вопросов.

Влияние решений Верховного Суда РФ на правоприменительную практику характеризуют следующие данные: 95% опрошенных нами судей считают необходимым для выполнения своей работы знакомиться с решениями Верховного Суда РФ; нет ни одного судьи, который бы их не изучал, причем 71% судей делают это регулярно, по мере опубликования; 97% опрошенных признали практическое значение ознакомления с решениями Верховного Суда РФ, при этом 73% видят его в том, что судьи получают образец правильного решения спорного вопроса, 65% – в получении должного толкования положений законодательства, 60% – в ознакомлении с чужими ошибками, что позволяет им не повторять их самим. Таким образом, очевидна общая позиция судей, направленная на следование опубликованным решениям Верховного Суда РФ при разрешении аналогичных дел.

По сравнению с действием принципа прецедента в странах англо-американской правовой семьи, российская практика прецедента имеет свои особенности. Прежде всего силой прецедента обладают решения только одной судебной инстанции – Верховного Суда РФ. Приговоры нижестоящих судов могут быть признаны таковыми постольку, поскольку они апробированы в порядке надзора Верховным Судом РФ и опубликованы в «Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации». Следует отметить, что решения Верховного Суда РФ по конкретным делам являются скорее убеждающим прецедентом, чем обязательным: судьи формально не связаны ранее принятым Верховным Судом РФ решением по аналогичному вопросу. Следует отметить, однако, что сила российского прецедента не только в аргументированности, но и в авторитете создавшего его суда, в возможности отмены противоречащего ему решения вышестоящими судебными инстанциями, вплоть до самого Верховного Суда РФ. Осуществляя это правомочие, Верховный Суд РФ координирует деятельность нижестоящих судов, тем самым фактически придавая своему решению обязательную силу. В связи с этим судья, прежде чем вынести решение по делу, идущее вразрез с позицией Верховного Суда РФ по определенному вопросу, должен взвесить степень вероятности его отмены, что определяет, в конечном итоге, выбор им варианта принимаемого решения.

Указанное значение деятельности Верховного Суда РФ подтвердили проведенные исследования, которые показали, что на практике судьи неоднозначно оценивают обязательность для себя опубликованных решений Верховного Суда РФ по конкретным делам. Из опрошенных нами судей 52% указали, что если им придется решить спорный вопрос, то они решат его так же, как и Верховный Суд РФ, 45% сделают это только в том случае, если согласятся с аргументацией, и только 3% не будут принимать решение Верховного Суда РФ во внимание.

Очевидно, что действия судей будут зависеть, во-первых, от убедительности решения Верховного Суда РФ, во-вторых, от подтверждения Верховным Судом РФ своей позиции по тому или иному вопросу принятием аналогичных решений в дальнейшем.

Таким образом, постановления Пленума, решения Верховного Суда РФ по отдельным делам, публикуемые в «Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации», оказывают существенное влияние на практику нижестоящих судов. Показательно, что все опрошенные нами судьи указали, что используют постановления Пленума при принятии решений по уголовным делам, но при этом 33% признались, что никогда на них официально не ссылались.

Необходимо отметить, что сам Верховный Суд РФ при рассмотрении уголовных дел нередко обосновывает свой вывод о нарушении нижестоящими судами уголовного и уголовно-процессуального закона указанием на несоблюдение ими положений, выработанных Пленумом.

Переходя от исследования форм судебного правотворчества к вопросу о его содержании, следует прежде всего выделить в правотворчестве два основных направления: первичное и вторичное. Критерием этого разделения является отношение созданных судом норм к закону. Первичное правотворчество contra legem (против закона) корректирует и исправляет действующую систему законодательных норм. Вторичное судебное нормотворчество осуществляется praeter legem (в рамках закона), уточняет и развивает положения закона.

По цели деятельности судебное правотворчество может быть подразделено на исправительное (направленное на изменение содержания закона в случае его противоречия источникам права более высокой юридической силы: Конституции РФ и международным нормам); восполнительное (призванное восполнять пробелы в правовом регулировании); интерпретирующее (устанавливающее определенное содержание закона, разъясняющее его положения).

Для создания правовых норм в том или ином виде судебного правотворчества используется определенный набор способов, среди которых можно выделить следующие: толкование (ограничительное, расширительное, санкционирование одного из возможных вариантов понимания закона), конкретизацию (оценочных понятий, открытых перечней, терминов), аналогию (закона, права) и корректировку (приведение требований закона в соответствие с конституционными и международными нормами).

Известным примером нормативных предписаний Верховного Суда РФ, служащих ориентиром для применения такого установленного в законе открытого перечня, как «иные доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса» (п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ), являются положения п. 16, 17,18 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия».

Что касается приведения Верховным Судом РФ уголовно-процессуального закона в соответствие с требованиями норм международного права и Конституции РФ, то такая практика была особенно актуальной в период действия УПК РСФСР 1960 г., во многом им не соответствовавшего. В качестве примера можно привести корректировку Верховным Судом РФ ч. 2 ст. 96 УПК РСФСР, допускавшей заключение под стражу лиц, обвиняющихся в совершении преступлений, перечисленных в ч. 2 ст. 96 УПК РСФСР по мотивам одной лишь опасности преступления. Очевидно, что данное положение исключало необходимость проверки законности и обоснованности заключения под стражу, примененной по такому основанию, как тяжесть совершенного преступления.

Это интересно:  Как оплатить кредит Росбанка онлайн

Однако Пленум Верховного Суда РФ в п. 8 постановления от 27 апреля 1993 г. № 3 «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» указал, что включение преступления, в совершении которого обвиняется (подозревается) лицо, в перечень ч. 2 ст. 96 УПК РСФСР, не освобождает судью при наличии жалобы в порядке ст. 220.1 УПК РСФСР от проверки законности и обоснованности избрания этой меры пресечения и не лишает его права отменить либо изменить ее при наличии к тому оснований.

Безусловно, данное правоположение, созданное судом, исходит из приоритета прав и свобод личности (ст. 17,18 Конституции РФ), из конституционного принципа о праве каждого гражданина на судебную защиту его прав и свобод (ст. 46).

Среди позиций Верховного Суда РФ, выраженных в решениях по конкретным делам, играющим в настоящее время преюдициальную роль, можно назвать следующие:

– в связи с тем, что явки с повинной были написаны в отсутствии защитников и подсудимые отказались от их содержания в суде в силу п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, явки с повинной не могут быть признаны недопустимыми доказательствами (Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 марта 2005 г. № 50-о04-82сп);

– стороне защиты в приобщении к делу заключения специалиста как полученного вне рамок уголовно-процессуального закона должно быть отказано, однако специалист может быть допрошен по ходатайству стороны защиты (Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 июля 2005 г. № 32-о05-26сп).

Это лишь некоторые примеры решений, выразивших позицию Верховного Суда РФ по дискутируемым в науке и неоднозначно решаемым на практике вопросам.

Таким образом, Верховный Суд РФ играет важную роль в регулировании уголовно-процессуальных отношений, вырабатывая предписания общего характера, содержащиеся в постановлениях Пленума, а также рассматривая конкретные правовые споры, в процессе которых он формулирует правовые позиции, публикуемые для всеобщего сведения и становящиеся образцом разрешения аналогичных ситуаций для нижестоящих судебных инстанций.

О ПОСТАНОВЛЕНИИ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О СУДЕБНОМ РЕШЕНИИ

Грось Л.А., доктор юридических наук, заведующая кафедрой гражданского процессуального права Хабаровской государственной академии экономики и права.

Наделение Верховного Суда Российской Федерации конституционным правом давать разъяснения по вопросам судебной практики (ст. 126 Конституции РФ), установление особого порядка их подготовки и принятия дает основание для вывода об обязательности их учета при разрешении конкретных гражданских дел с целью обеспечения единообразия в толковании и применении судами норм материального и процессуального права. Иными словами, постановления Пленума Верховного Суда РФ являются актами официального, обязательного для конкретных правоприменителей разъяснения (толкования) правовых норм.

В литературе по конституционному праву, всем отраслям процессуального права, а также отраслям материального права вопрос о правовом значении и роли разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации обсуждается активно, и мнения колеблются от утверждений об их нормативном характере до отрицания их обязательности.

Никакие судебные акты, включая постановления Пленума Верховного Суда РФ, не являются нормативными правовыми актами. Суд — носитель государственной власти, компетенция которого состоит в применении права, а не создании правовых норм. Не меняет сути судебных актов и то, что к компетенции судов общей юрисдикции и арбитражных судов отнесены дела об оспаривании нормативных правовых актов в силу их несоответствия закону или иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

Положительное решение суда по такому делу по вступлении в законную силу «влечет за собой утрату силы этого нормативного правового акта или его части, а также других нормативных правовых актов, основанных на признанном недействующим нормативном правовом акте или воспроизводящих его содержание» (п. 3 ст. 253 ГПК РФ). Такое решение является своеобразным актом применения права, которое состоит в сравнительном анализе норм правовых актов различной юридической силы.

Несколько иначе, но в принципе так же решен этот вопрос в ст. 195 АПК РФ. Решениями судов не отменяются, а признаются «не действующими полностью или в части» нормативные акты. И не имеет значения, что, рассматривая иные гражданские дела, суды отказывают в применении признанного недействующим нормативного правового акта, ссылаясь на решение суда об этом, а также то, что субъективные пределы действия таких решений — неопределенный круг лиц. Безусловно, судебные решения, выносимые в порядке главы 24 ГПК РФ (главы 23 АПК РФ), обладают рядом особенностей, присущих и самому производству по делам об оспаривании нормативных актов. Требуются исследования природы таких решений. Как, впрочем, и решений, являющихся актами применения норм частного права. Известно, например, что в ст. 8 ГК РФ судебное решение названо в числе юридических фактов, влекущих возникновение гражданских прав и обязанностей. В теории гражданского процессуального права высказываются различные точки зрения по поводу таких решений. Значение правообразующих решений, в частности, придается положительным решениям по делам искового производства. Между тем роль правообразующего юридического факта могут играть только решения по делам особого производства — в случаях, прямо установленных законом, когда вступившим в законную силу судебным решением устанавливается правовая связь «на будущее» — усыновление, признание права муниципальной собственности на бесхозяйное недвижимое имущество, признание права собственности на самовольно возведенное строение. Возвращаясь к роли положительных судебных решений по делам об оспаривании нормативных правовых актов, следует подчеркнуть, что посредством таких решений суд не устанавливает правовых норм, а защищает нарушенные или оспариваемые права, свободы и законные интересы субъектов права, что составляет цель гражданского судопроизводства (ст. 2 ГПК РФ).

Несомненно, что достаточно часто Верховный Суд РФ не ограничивается разъяснением (толкованием) норм материального и процессуального права, в том числе в части применения аналогии закона и права, но и восполняет пробелы и разрешает противоречия в законодательстве (акты Верховного Суда РФ в этой части в литературе называют «правоположениями»), что ненормально. Восполнять пробелы и устранять противоречия в законодательстве должны те, кто творит право. Суд, применяя его, ориентируется на положения ст. 6 ГК РФ: если нет нормы, регулирующей спорное отношение, и невозможно использовать аналогию закона, права и обязанности сторон определяются, исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогии права) и требований добросовестности, разумности и справедливости.

Ни Верховный Суд РФ, ни тем более суды других звеньев судебной системы не являются органами, в компетенцию которых входит правотворчество. Разъяснения Верховного Суда РФ о применении норм материального и процессуального права при рассмотрении гражданских дел тем не менее обязательны для нижестоящих судов.

1. Разъясняя суть судебного решения и предъявляемые к нему требования, Пленум Верховного Суда РФ не указал того, что решениями являются акты судов не только первой инстанции. Ими являются апелляционные решения и определения кассационной и надзорной инстанций, вынесенные в соответствии с абз. 3 ст. 328, абз. 4 ст. 361, п. 5 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ). К ним в равной степени относятся разъяснения Пленума Верховного Суда РФ в Постановлении «О судебном решении». Исключение составляют определения судов надзорной инстанции, вынесенные в порядке п. 5 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ, — они не обладают качеством преюдициальности фактов, так как факты в надзорном производстве не устанавливаются. Другие свойства вступившего в законную силу решения, в том числе недопустимость оспаривания в другом гражданском процессе установленных судом надзорной инстанции правоотношений (ч. 2 ст. 209 ГПК), в полной мере принадлежат определениям, вынесенным в порядке п. 5 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ. Применяя п. 5 ч. 1 ст. 390 ГПК, суд надзорной инстанции по сути оставляет без изменения мотивировочную часть решения, апелляционного решения, определения суда кассационной инстанции, принятого в соответствии с абз. 4 ст. 361 ГПК РФ, — о доказательствах и фактах, ими установленных.

Перечень федеральных законов, устанавливающих их приоритет над равными законами, можно продолжить: Гражданский кодекс, Трудовой кодекс, Гражданский процессуальный кодекс, Арбитражный процессуальный кодекс и т.д. Интересно, что, ссылаясь на принцип законности, «закрепленный в уголовно-процессуальном праве», формальным выражением которого является УПК РФ, Конституционный Суд в том же Постановлении признал неконституционность ч. 6 ст. 234 УПК РФ. Возникает вопрос: если бы был принят ФЗ РФ, отменивший норму ч. 6 ст. 234 УПК РФ, и при этом не были бы внесены соответствующие изменения в УПК РФ, такой закон не действовал бы? До недавнего времени имела место коллизия между нормами УК и УПК РФ в части определения тяжести преступлений, по которым возможно прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон: в ст. 76 УК РФ были названы преступления небольшой тяжести, в ст. 25 УПК РФ — небольшой или средней тяжести. Несомненна уголовно-правовая отраслевая принадлежность этой нормы, однако суды применяли ее в редакции ст. 25 УПК РФ. Только в декабре 2003 года соответствующее ей изменение было внесено в УК РФ.

Признав в Постановлении от 29 июня приоритет норм кодифицированных нормативных правовых актов над одноотраслевыми нормами, содержащимися в других федеральных законах, Конституционный Суд установил правовую норму, что не входит в его компетенцию.

Введение такой «надотраслевой» нормы, по мнению практических юристов, облегчило бы процесс правопримения. Однако это только на первый взгляд. На вопрос, почему они до внесения изменений в ст. 76 УК РФ применяли норму ст. 25 УПК РФ, юристы-практики отвечают: норма УПК РФ в большей мере защищала интересы лица, привлекаемого к уголовной ответственности, в его пользу следовало толковать коллизию.

В принципе, обоснованность судебного решения как требование к его содержанию можно выделять лишь условно, необоснованное решение всегда незаконно. Установление фактических обстоятельств дела является стадией применения норм материального и гражданского процессуального права. На этой стадии применяются нормы права в части их гипотез, а в случаях рассмотрения исков о присуждении и заявлений в связи с нарушением прав и свобод субъектов права — и диспозиций норм права. Неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, таким образом, — частный случай неправильного применения норм материального или процессуального права. Судебное решение, вынесенное с таким дефектом, незаконно.

4. В п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ подтверждено признание прецедента в качестве источника правового регулирования общественных отношений в России — речь о нем идет в подпункте «в» указанного пункта Постановления Пленума Верховного Суда РФ. Для судов России является обязательным толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подлежащих применению в конкретном деле. Возникновение однотипной правовой ситуации должно повлечь разрешение, соответствующее толкованию, данному Европейским судом по рассмотренному им делу. Ранее Верховный Суд РФ указал на это в Постановлении Пленума «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров Российской Федерации». В соответствии с Венской конвенцией о праве международных договоров от 23 мая 1969 года Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека

Статья написана по материалам сайтов: xn—-etbdbxf0aacqne0a.xn--p1ai, malina-group.com, studopedia.ru, studme.org, www.lawmix.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector