Решение суда по делу о возмещении вреда, причиненного нападением и укусом собаки

Судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда в составе:

председательствующего Ивановой О.Д.,

судей: Быстровой М.Г., Макурина В.М.,

с участием прокурора Андреева А.И.,

при секретаре Терентьевой Л.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Ивановой О.Д.,

гражданское дело по иску Котух И.А. к Степанову К.П. о взыскании компенсации морального вреда, возмещении материального ущерба,

по апелляционной жалобе ответчика Степанова К.П.,

на решение Кировского районного суда г. Красноярска от 26 ноября 2014 года, которым постановлено:

Заявленные исковые требования удовлетворить частично.

Взыскать с Степанова К.П. в пользу Котух И.А. в возмещение морального вреда «данные изъяты» в возмещение материального ущерба «данные изъяты», а также возврат государственной пошлины в сумме «данные изъяты» рублей, а всего «данные изъяты».

В остальной части в удовлетворении исковых требований отказать».

Заслушав докладчика, Судебная коллегия,

Судом постановлено приведенное решение.

В апелляционной жалобе ответчик Степанов К.П. ставит вопрос об отмене решения, настаивая на отказе в удовлетворении заявленных требований. Оспаривая заключение эксперта, указывает на недоказанность факта причинения Котух И.А. вреда здоровью, и, как следствие, оснований для взыскания морального вреда. Кроме того высказывает несогласие с взысканием материального ущерба, ссылаясь на отсутствие доказательств, подтверждающих необходимость приобретения мед.препаратов.

Проверив решение суда по правилам апелляционного производства ( ч.1 ст.327-1 ГПК РФ), обсудив доводы апелляционной жалобы и возражения на нее, выслушав представителя истца Чайчука И.В., заключение прокурора Андреева А.И., поддержавших решение суда, и, полагая возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившегося ответчика, надлежаще уведомленного о времени и месте рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, Судебная коллегия приходит к следующему.

Статьей 210 ГК РФ предусмотрено, что собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.

В соответствии со ст. 137 ГК РФ к животным применяются общие правила об имуществе, постольку, поскольку законом или иными правовыми актами не установлено иное.

Суд первой инстанции, дав надлежащую юридическую оценку представленным сторонами доказательствам и применив нормы материального права, регулирующие спорное правоотношение, пришел к обоснованному выводу о частичном удовлетворении исковых требований.

Выводы суда первой инстанции мотивированы, соответствуют фактическим обстоятельствам и материалам дела, из которых усматривается, что 30 июня 2014 года в районе гаражного массива вблизи дома N «данные изъяты», Котух И.А., осуществлявшую выгул принадлежащей ей собаки «Цвергшнауцер», покусала собака породы «Доберман», хозяином которой является Степанов К.П., осуществлявший выгул собаки без намордника и поводка на территории, не предназначенной для выгула собак.

В результате нападения собаки истец получила телесные повреждения в виде «данные изъяты».

В соответствии с актом медицинского обследования от 02 июля 2014 года, указанные повреждения расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью человека, могли возникнуть, в том числе и от воздействия зубов домашнего животного (собаки).

Кроме того, в результате нападения собаки ответчика, причинены повреждения и собаке Котух И.А. в виде кусанных ран в паховой области и ушной раковине.

При указанных обстоятельствах, руководствуясь положениями ст. ст. 137 , 209 , 151 , 1064 ГК РФ, принимая во внимание представленные доказательства, в том числе, показания свидетеля Сычевой Н.Ф., указавшей о нападении собаки породы «Доберман» на Котух И.А. и ее собаку; объяснения самого ответчика, данные им в ходе проведения проверки, подтвердившего факт нападения 30 июня 2014 года его пса на женщину с собакой на руках; суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что Степанов К.П., будучи владельцем указанной собаки, обязан нести ответственность за вред, причинный истцу, поскольку не принял необходимых мер, обеспечивающих безопасное содержание собаки; допустив ее бесконтрольное нахождение без поводка и намордника, в связи с чем произошло нападение собаки на истца и ее собаку с причинением вреда здоровью. В результате укуса собаки Котух И.А. испытала физическую боль и страдания, что является основанием для компенсации морального вреда.

Выводы суда первой инстанции мотивированы, подробно изложены в решении, основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании представленных в деле доказательств, правовая оценка которым дана судом по правилам ст. 67 ГПК РФ.

С учетом изложенного, Судебная коллегия не принимает во внимание доводы апелляционной жалобы о недоказанности факта причинения Котух И.А. вреда здоровью и отсутствии оснований для взыскания компенсации морального вреда и возмещения материального ущерба, причиненного истцу.

Также не может служить основанием для отмены решения и утверждение ответчика о недоказанности его вины в нападении собаки на Котух И.А., поскольку опровергается имеющимися в деле доказательствами, в том числе объяснениями самого ответчика, в которых последний подтвердил факт нападения его собаки на женщину с собакой на руках.

Размер компенсации морального вреда определен судом первой инстанции верно, с учетом степени нравственных и физических страданий истицы, а также с учетом требований разумности и справедливости, характера допущенного ответчиком нарушения и его имущественного положения.

Определяя размер материального ущерба, причиненного истцу, суд первой инстанции, оценив представленные стороной истца квитанции на приобретение медикаментов и оказание ветеринарных услуг, пришел к обоснованному выводу о взыскании со Степанова К.П. в пользу Котух И.А. материального ущерба в сумме «данные изъяты».

Доводы апелляционной жалобы о несогласии Степанова К.П. с размером материального ущерба не основаны на фактических обстоятельствах и материалах дела, являлись предметом исследования суда первой инстанции, которые оценены и мотивированы в решении, в связи с чем, не могут служить основанием для отмены судебного решения.

Таким образом, доводы апелляционной жалобы основаны на неправильном толковании норм материального права, направлены на то, чтобы избежать гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный в результате ненадлежащего содержания собаки, сводятся к несогласию с выводами суда первой инстанции и не содержат фактов, которые не были бы проверены или не учтены судом первой инстанции при разрешении спора и опровергали бы выводы суда первой инстанции или влияли бы на обоснованность и законность судебного решения, в связи с чем признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными и не могут служить основанием для отмены или изменения решения суда.

При изложенных обстоятельствах Судебная коллегия приходит к выводу, что апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.

Каких-либо нарушений норм процессуального права, в том числе являющихся в силу ч. 4 ст. 330 ГПК РФ безусловными основаниями для отмены решения, судом первой инстанции не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь положения ст. 328 ГПК РФ, Судебная коллегия,

Решение Кировского районного суда г. Красноярска от 26 ноября 2014 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу ответчика Степанова К.П. — без удовлетворения.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

О возмещении морального и материального вреда, причинённого укусом собаки. Решение от 31 мая 2011 года № 2-43/2011. Тверская область.

Бельский районный суд Тверской области

Председательствующего судьи Тепляковой *.*. ,

с участием прокурора Селезнева *.*. ,

при секретаре Фроловой *.*. ,

Кожеурова *.*. в интересах своей несовершеннолетней дочери ФИО1 обратилась в суд с исковым заявлением к Байдиковой *.*. о возмещении материального и компенсации морального вреда, причиненного здоровью дочери укусами собаки, принадлежащей ответчику.

Заявленные требования мотивирует тем, что ДД.ММ.ГГГГ в 22 часа 30 мин. на её дочь напала собака Байдиковой *.*. по кличке «Тайсон». Собака укусила дочь за ногу, руку и тело. Дочь успела вызвать по телефону брата, который отогнал собаку. Сразу после случившегося истица вызвала “Скорую помощь“ и милицию. ФИО1 находилась на стационарном лечении в ЦРБ с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ. В результате нападения собаки ей был причинён материальный вред: была порвана одежда девочки куртка стоимостью 2400 руб., спортивная куртка — стоимостью 300 руб., джинсы стоимостью 1400 руб., сапоги — стоимостью 750 руб.. Кроме того для продолжения амбулаторного лечения девочки приобретались перевязочные материалы и лекарства на сумму 398 руб.40 коп. На машине она возила ФИО1 на консультацию к хирургу в и . дважды 18 марта и 4 апреля на судебно-медицинское освидетельствование в , для этих целей приобретался бензин на общую сумму 1477 руб.99 коп.

Привлеченная судом к участию в деле ФИО1 поддержала показания матери, добавив при этом, что в напавшая на неё собака выбежала со двора Байдиковой *.*. и она узнала Тайсона. Собака укусила за ногу, за руку, повалила на землю и кусала за спину. Брат смог отогнать собаку, а она убежала домой. Было сильно больно, из ран шла кровь. На машине «Скорой помощи» была доставлена в Бельскую ЦРБ, где находилась на лечении. Нога болит до сих пор, в районе правого голеностопа рубцы, которые обезображивают ногу, она стесняется и вынуждена всё время носить брюки.

Суд, выслушав истца, ответчика, свидетелей, прокурора полагавшего исковые требования подлежащими удовлетворению частично, изучив материалы дела, считает исковые требования Кожеуровой *.*. подлежащими удовлетворению частично.

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Исходя из представленных сторонами доказательств, суд находит, что в судебном заседании достоверно установлено, что несовершеннолетнюю дочь истицы укусила собака, причинив материальный вред, физическую боль и нравственные страдания, которая принадлежит ответчику Байдиковой *.*. , на которую согласна закона возлагается обязанность по возмещению материального и морального вреда.

По делу установлено, что ответчиком Байдиковой *.*. нарушен п. 4.2.3 решения собрания депутатов Бельского района Тверской областиот 15.09.2004 года №168 « О правилах в сфере благоустройства на территории города и населенных пунктов Бельского района» в соответствии с которыми владельцы домашних животных должны обеспечивать их надлежащее содержание, должны выводить собак на улицу только на коротком поводке или в наморднике с обязательным обеспечением безопасности граждан, выгуливать собак только на специально отведенной для этой цели площадке. Лица виновные в нарушении данных Правил привлекаются к административной ответственности. В нарушение данных Правил Байдикова *.*. отпустила собаку на улицу без присмотра и без намордника.

В судебном заседании ответчик Байдикова *.*. полностью признала исковые требования Кожеуровой *.*. о возмещении затрат на приобретение лекарств для лечения дочери, стоимость поврежденной одежды и затраты на приобретение ГСМ для поездки в лечебное учреждение.

Признание ответчиком требований истца занесено в протокол судебного заседания.

В соответствии со ст. 173 ГПК РФ в судебном заседании ответчику разъяснены последствия признания иска.

В силу ч. 2 ст. 68 ГПК РФ признание стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования, освобождает последнюю от необходимости дальнейшего доказывания этих обстоятельств. Признание иска ответчиком не противоречит закону, не нарушает прав и законных интересов других лиц, а потому может быть принято судом.

При рассмотрении дела установлено, что Байдикова *.*. была привлечена к административной ответственности за нарушение Правил содержания животных. Истец обращалась с заявлением в РОВД, была проведена проверка. В ходе рассмотрения данного дела обозревались материалы проверки.

В соответствии со ст.56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается в обоснование своих требований и возражений.

Истцом представлены доказательства, которые были исследованы в судебном заседании и изложены в решении. Суд принимает эти доказательства и признает их относимыми, допустимыми, и имеющими значение для рассмотрения и разрешения дела.

Суд также учитывает тяжесть телесных повреждений, форму вины ответчика — грубую неосторожность. Как установлено в судебном заседании по вине Байдиковой *.*. не принявшей мер для безопасного выгуливания собаки, несовершеннолетняя ФИО1 получила легкие телесные повреждения, в связи, с чем находилась на лечении в больнице, испытала страх, физическую боль и нравственные страдания. Одежда и обувь, в которых была одета и обута девочка в момент нападения собаки, повреждены и не пригодны к носке. Мать девочки приобретала лекарственные препараты и ГСМ для поездки к врачу и судебно-медицинскому эксперту за пределы населенного пункта, в котором проживает пострадавшая с родителями.

Это интересно:  Продажа коммерческой недвижимости: как быстро и выгодно осуществить сделку физическому лицу без налогов и если есть арендаторы, и каков образец предложения?

В судебном заседании свидетель ФИО2 показал, что ДД.ММ.ГГГГ ему позвонила сестра и сообщила, что на неё напал Тайсон и кусает. Он выбежал из дома и палкой отогнал собаку, но когда ФИО1 побежала к дому собака вновь напала на девочку. Он достоверно утверждает, что покусавшая ФИО1 собака принадлежит Байдиковой *.*. . Собака укусила сестру за ногу, руку и спину, разорвала одежду и обувь.

В судебном заседании свидетель ФИО4 показала, что собака Байдиковой *.*. очень агрессивна, нападает на детей и женщин. От истицы ей известно, что ФИО1 также покусала собака Байдиковой *.*. В связи с этим девочка находилась на стационарном лечении.

В судебном заседании свидетель ФИО3 показала, что от Кожеуровой *.*. ей стало известно, что ФИО1 укусила собака Байдиковой *.*. . Собака и ранее нападала на детей и женщин. Байдиковой *.*. неоднократно говорили об этом, просили убрать собаку, однако та не реагирует на замечания.

Согласно заключения судебно-медицинского эксперта у ФИО1 обнаружены множественные раны на правой голени, правой стопе, спине, правой руке, квалифицируются как лёгкий вред здоровью. Раны являются укушенными и могли возникнуть при указанных обстоятельствах.

Расходы на приобретение лекарств в сумме 398 руб. 40 коп. подтверждены письменными материалами дела. Суду представлен товарный чек, подтверждающий приобретение лекарственных препаратов на указанную в иске сумму.

Приобретение бензина подтверждается кассовыми чеками на общую сумму 1477 руб.99 коп..

Из акта оценки предметов одежды от ДД.ММ.ГГГГ и обуви ФИО1 следует, что болоньевая куртка, спортивная куртка, джинсы и сапоги непригодны к носке. В судебном заседании по ходатайству истца были осмотрены указанные вещи, заключения специалистов очевидны, поскольку одежда и обувь разорваны в нескольких местах.

Стоимость испорченной одежды и обуви подтверждается справкой магазина.

Учитывая указанные в решении обстоятельства, материальный ущерб в сумме 6726 руб.39 коп подлежит взысканию с Байдиковой *.*. в полном объёме.

В соответствии со ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось Решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу расходы.

Квитанцией Бельской юридической консультации Тверской областной коллегии адвокатов подтверждено, что за оформление искового заявления от Кожеуровой *.*. получено 500 рублей. Данная сумма подлежит взысканию с ответчика.

Согласно ст.151 ГК РФ, если гражданину причинён моральный вред действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации морального вреда.

Согласно ч.1 ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.

В соответствии с ч.2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

В результате укуса собаки несовершеннолетней ФИО1, действительно были причинены физические и нравственные страдания. Из истории болезни следует, что девочке назначались для лечения обезболивающие и успокаивающие лекарственные препараты. Что объективно подтверждает показания истца и ФИО1 о том, что ФИО1 испытывала сильную физическую боль. После укуса собаки на правом голеностопе образовались грубые рубцы, что объективно подтверждается заключением эксперта. Суд приходит к выводу, что потерпевшей причинены нравственные страдания. Физические и нравственные страдания, не могут быть компенсированы простым установлением данного факта, поэтому суд считает требования истца о возмещении морального вреда обоснованными.

Вместе с тем, при решении вопроса о размере требований компенсации причиненного гражданину морального вреда необходимо учитывать силу нравственных страданий, фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальные особенности потерпевшего, степень вины причинителя вреда, также требования разумности и справедливости и иные заслуживающие внимания обстоятельства дела.

Исковые требования Кожеуровой *.*. в интересах несовершеннолетней дочери ФИО1 к Байдиковой *.*. о возмещении материального вреда удовлетворить полностью, в части компенсации морального вреда исковые требования удовлетворить частично.

Взыскать с Байдиковой *.*. в пользу Кожеуровой *.*. в возмещение материального вреда 6726 ( шесть тысяч семьсот двадцать шесть) рублей 39 коп.

Взыскать с Байдиковой *.*. в пользу Кожеуровой *.*. затраты на оказание юридической помощи в сумме 500 (пятьсот) рублей.

Взыскать с Байдиковой *.*. госпошлину в сумме 689 (шестьсот восемьдесят девять) рублей.

Кассационная жалоба может быть подана в Тверской областной суд в течение 10 дней со дня принятия решения в окончательной форме.

Председательствующий подпись Теплякова *.*.

Практика рассмотрения судами споров, связанных с содержанием собак

Методика сбора судебной практики и обзор проанализированых решений

На официальных сайтах судов судебной системы РФ и неофициальных ресурсах, осуществляющих сбор и размещение текстов судебных решений (в том числе на сайтах docs.pravo.ru, rospravosudie.ru и др.), по данной проблематике было обнаружено несколько тысяч решений за период с 2000 по 2014 год, из которых для анализа как содержащие правовые проблемы были отобраны около 100. Результаты их обобщения и анализа представлены ниже.

Несмотря на то, что, как правило, нападения собак связаны с причинением серьезного вреда здоровью, уголовное осуждение за такие нападения относительно редки.[2] Большинство судебных решений вынесены по гражданским делам о возмещении вреда, причиненного здоровью граждан в результате нападения собак. При заявлении подобных исков предъявляются требования о возмещении материального ущерба, причиненного вследствие необходимости расходов на лечение, а также морального вреда, причиненного вследствие покусов. В качестве ответчиков выступают владельцы собак, а в случае покусов бездомными (бродячими) собаками – органы публичной власти, которые не обеспечили безопасность граждан путем отлова бродячих собак или другими способами. В целом суды достаточно строго оценивают обязанности владельцев собак и органов публичной власти по обеспечению предотвращения причинения ими вреда. В качестве общей тенденции следует отметить, что суды все чаще признают собак источником повышенной опасности, и достаточно широко трактуют условия вины владельцев собак в неосуществлении надлежащего контроля за ними.

Значительно реже в судебной практике встречаются другие категории дел – причинение иного ущерба в результате нападения собаки (как правило, гибель другого животного), или ущерба самим собакам, а также имущественные споры по поводу принадлежности собак как имущества. Относительно редко в судебной практике можно обнаружить дела, которые связаны с требованием о прекращении нарушений правил содержания собак – организацией приютов в жилых помещениях, на дачных участках и т.п. Подобные случаи часто обсуждаются в СМИ, однако редко становятся предметом судебных разбирательств, несмотря на наличие прецедентов их рассмотрения судами. В представленном ниже обзоре материалы анализа структурированы по основным юридическим проблемам, которые возникают при рассмотрении данной категории дел, после чего приведена обобщенная информация по отдельным видам дел данной категории.

Проблемы, выявленные в результате мониторинга правоприменения

1. Субъекты ответственности за вред, причиненный собаками

Проблема доказывания принадлежности собаки

Одна из основных правовых проблем, возникающих при рассмотрении дел о возмещении вреда, причиненного собакой, — это проблема установления владельца (собственника) собаки. Наиболее часто эта проблема возникает и наиболее сложно решается в отношении юридических лиц при предъявлении требований о возмещении вреда, причиненного собаками на территории или рядом с территорией какой-то организации (территории заводов, складов, гаражей и проч.). Если территория таких объектов выступает предметом договора аренды между несколькими организациями, то ответственность возлагается на арендатора,[3] то есть организацию, непосредственно использующую соответствующие территории и объекты. Однако возложение на них ответственности возможно только если доказано, что собаки действительно им принадлежат. Организации часто выдвигают возражения, ссылаясь на то, что они официально не используют для охраны объектов и территорий собак, на балансе в качестве основных средств собаки не числятся, и поэтому ответственность организации должна быть исключена. Если при этом сторожа или другие работники организации прикармливают собак или фактически используют их для охраны, суды лишь в редких случаях признают действия работников по прикармливанию собак приобретением собак самой организацией.[4] Чаще возражения организации о том, что собаки ей не принадлежат, признаются обоснованными, и суды отказывают пострадавшим в возмещении причиненного вреда.[5] Лишь в некоторых случаях суды признают, что организация виновна в непринятии эффективных мер по недопущению бродячих собак на свою территорию,[6] взыскав, например, с детского сада моральный вред, причиненный покусами бродячей собаки.[7]

Прикармливание собак сердобольными гражданами в определенном месте иногда может быть признано фактическим приобретением бродячих собак и принятием на себя соответствующей ответственности за их поведение. В 2012 году большой резонанс в СМИ республики Хакасия получила история с возбуждением уголовного дела против женщины, которая прикармливала бродячих собак, но не обеспечила за ними контроля, в результате чего эти собаки насмерть загрызли 4-х летнего ребенка.[8] Следствие возложило ответственность на женщину, прикармливавшую собак, и суды первой и второй инстанций поддержали эту позицию.[9]

В некоторых случаях спор относительно принадлежности собаки возникает и с владельцами домашних собак. В одних случаях они доказывают, что потерпевший пострадал от другой собаки, а собака, принадлежащая ответчику, выглядит иначе, представляя в качестве доказательства фотографию из ветеринарного паспорта домашнего животного.[10] Суды в таких ситуациях отказываются исследовать вопрос об установлении права собственности на собаку, ориентируясь на показания свидетелей,[11] а также на материалы административных проверок, проведенных органами внутренних дел[12] подтверждающие, что напавшая собака принадлежит именно ответчику. В случае, если в результате административного расследования принадлежность собаки установить не удалось, суд посчитал принадлежность собаки ответчику недоказанной.[13] Факт привлечения к административной ответственности часто рассматривается как доказательство нападения именно собаки ответчика на потерпевшего.[14] В то же время непривлечение к административной ответственности не может рассматриваться как доказательство отсутствия вины ответчика в причинении вреда.[15]

Обращает на себя непоследовательная позиция судов в отношении оценки некоторых доказательств принадлежности собаки. В случае, когда истец заявил требование о возмещении вреда, причиненного ошибочным отловом его собак как безнадзорных, справка ветеринарного кабинета о получении ветеринарной услуги не была принята судом как доказательство принадлежности собак, поскольку она не содержала «необходимой информации об их возрасте, особенностях экстерьера и даты приобретения» собак.[16] В то же время когда потребовались доказательства принадлежности собаки, покусавшей ребенка, в числе прочих данных судом была принята во внимание справка из ветеринарной клиники об оказании ветеринарной помощи конкретной собаке.[17]

В ряде дел отказываясь от принадлежности собаки ответчики ссылались на то, что собака была подарена или содержится супругом и не является общей совместной собственностью.[18] Такие обстоятельства обычно не принимались во внимание судами, которые сочли, что если содержание собаки осуществляет семья, то фактически собака принадлежит обоим супругам, и применяет их солидарную ответственность за причиненный вред.[19] В случае, когда ответчик ссылалась на принадлежность собаки ее гражданскому мужу, находящему в местах лишения свободы, суд посчитал установленным факт принадлежности собаки ей.[20]

В ряде судебных решений нашел отражение спор о том, должен нести ответственность владелец животного или лицо, непосредственно осуществлявшее присмотр за ним. Суды по-разному решают такие споры: в одних случаях, признавая собаку источником повышенной опасности (о чем пойдет речь ниже), суды применяют правила ГК об ответственности владельцев (т.е. собственника) источника повышенной опасности, который должен нести ответственность за вред независимо от других обстоятельств.[21] В других случаях, не затрагивая этот вопрос, суды возлагают ответственность на владельца как лицо, обязанное обеспечить эффективный контроль за поведением собаки (в том числе в соответствии с требованиями административных правил содержания собак)[22] и лишь в редких случаях признают ответственность лица, осуществлявшего надзор или выгул собак, как непосредственного причинителя вреда.[23]

Это интересно:  Как закрыть организацию с долгами

Распределение между органами публичной власти полномочий по предотвращению причинения вреда бездомными (бродячими) собаками

Отдельным спорным вопросом, неоднократно поднимавшемся в судебной практике, выступает распределение ответственности за вред, причиненный безнадзорными собаками, между органами государственной власти субъектов РФ и органами местного самоуправления. Основной вопрос, который в этом случае исследуют суды – это принадлежность полномочий по отлову безнадзорных животных. Суды вынуждены делать выводы о принадлежности таких полномочий на основе толкования широко и неконкретно сформулированных положений федерального или регионального законодательства.

Согласно одному подходу, полномочия по организации отлова безнадзорных животных, а следовательно, и ответственность за причинение ими вреда, возлагается на органы государственной власти субъектов РФ.

Принадлежность полномочий по организации отлова собак органам государственной власти субъектов признается в ряде регионов РФ принятием законов субъектов о передаче органам местного самоуправления соответствующих государственных полномочий. Такие законодательные акты приняты в Пензенской области,[26] Хабаровском крае,[27] Курганской области[28] и Краснодарском крае.[29]

Согласно другой позиции, широко представленной в судебной практике, полномочия по организации отлова безнадзорных собак относятся к компетенции органов местного самоуправления.

Правовая зоозащита

Правовые вопросы обращения с домашними животными

Решение суда: встречные иски пострадавших от укусов собак

Р Е Ш Е Н И Е

г.Верхняя Пышма 10 августа 2010 года

Верхнепышминский городской суд Свердловской области, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Спицыной Ольги Игоревны, Спицына Александра Сергеевича в интересах малолетней ФИО9 к Резниченко Светлане Юрьевне и Резниченко Владимиру Николаевичу о компенсации морального вреда и запрете содержать собаку; по встречному иску Резниченко Светланы Юрьевны к Спицыной Ольге Игоревне, Спицыну Александру Сергеевичу о компенсации морального вреда,

У С Т А Н О В И Л:

Супруги Спицыны обратились с иском в интересах своей дочери, указывая следующее.

24.05.10 на их 7-летнюю дочь ФИО6 напала собака породы туркменский волкодав, принадлежащая ответчикам Резниченко. Собака выгуливалась во дворе дома ФИО4 без поводка и намордника. 6-летний Резниченко А. по неосторожности выпустил собаку на улицу из ворот своего дома. При этом собака Резниченко выскочила на улицу из открытых ворот дома Номер обезличен и набросилась на малолетнюю ФИО6, которая гуляла на улице.

После происшествия дочь госпитализировали в приемное отделение МУ «В-Пышминская ЦГБ» с Диагнозом: «Множественные укушенные раны обеих нижних конечностей и спины». Проведена операция — хирургическая обработка ран. После чего до 07.06.2010 малолетняя ФИО6 находилась на амбулаторном лечении.

После нападения собаки дочь испытывает постоянное чувство страха, которое не может контролировать. В связи с чем, она отказывается выходить на улицу. Из-за ноющей боли в ногах и спине у нее наблюдается расстройство сна. В связи с перенесенным стрессом также ухудшилось общее состояние здоровья, она испытывает постоянные страхи во сне.

Кроме того, в соответствии с Правилами содержания домашних животных на территории МО «Верхняя Пышма» (в редакции Решения Думы МО «Верхняя Пышма» от 25.07.2003 № 39/4) устанавливается порядок и условия содержания домашних животных на территории МО «Верхняя Пышма», в частности, согласно п.1.4 — туркменский волкодав является агрессивной собакой, требующей особой ответственности владельца; п. 2.17 — животное может быть изъято у владельца по решению суда; п.3.3 — выгул собак, требующей особой ответственности владельца, разрешается на поводке и в наморднике. Детям до 14 лет, а также лицам, находящимся в состоянии опьянения, запрещается выгуливать собак, требующей особой ответственности владельца.

Просят запретить ответчикам содержать по указанному адресу собаку, причинившую вред их дочери.

В свою очередь Резниченко С.Ю. обратилась с встречным иском, указывая, что 24 мая 2010 года около 19 часов ее собака укусила малолетнюю Спицыну. Собака находилась на цепи, во дворе дома. Собака содержится в соответствии с правилами содержания домашних животных. Девочка подошла близко к собаке во дворе дома и собака, находящаяся на цепи, ее укусила.

В связи с данными обстоятельствами она сразу пришла к ответчикам, чтобы узнать о состоянии здоровья девочки. Собака, принадлежащая ответчикам, набросилась на нее и укусила за ягодицу. При этом собака находилась без присмотра, без поводка, без намордника, на входе во двор дома не было таблички «Осторожно злая собака».

В этот же день обратилась в приемный покой, где был поставлен диагноз: укушенная рана левой ягодицы, оказана медицинская помощь.

В результате нападения собаки, принадлежащей ответчикам, ей причинены нравственные и физические страдания. Она испытала физическую боль, вынуждена была ставить уколы от столбняка и бешенства. До настоящего времени следы от укуса.

В судебном заседании Спицина исковые требования поддержала. Суду пояснила, что по ее мнению собака ответчиков в момент происшествия находилась на улице и была не на привязи, хотя сам момент происшествия она не видела. Просит учесть малолетний возраст своей дочери. Причиненные ей травмы фактически являются неизгладимыми, если не прибегать к хирургическому вмешательству. В части запрета содержать собаку просит учесть, что ответчики являются их соседями и в настоящее время дочь боится выходить на улицу, даже если собака ответчиков находится на привязи.

Истец Спицин изложил суду аналогичную позицию.

Ответчик Резниченко В.Н. суду пояснил, что собака принадлежит лично ему, и он один является надлежащим ответчиком по делу. Относительно случившегося суду пояснил следующее. Он непосредственно явился свидетелем произошедшего. Дочь истцов Мария играла с их сыном на улице. Сын зашел во двор, Мария подошла к калитке почти вплотную и его собака, находящаяся на привязи, набросилась на нее, укусив за ногу. Он находился рядом, навалился на свою собаку, и стал ее оттаскивать, что ему удалось, но не сразу. Считает, что собака укусила потерпевшую один раз. Возможно, когда кусала, перехватила ногу девочки. На спине могли остаться ранения от когтей собаки, считает, что за спину собака потерпевшую укусить не могла.

Его собака породы туркменский волкодав очень агрессивна, в связи с чем, содержится только на привязи. Если собака окажется на улице, то она действительно будет представлять опасность для окружающих. В момент происшествия собака находилась на привязи.

Ответчик Резниченко С.Ю. поддержала позицию своего супруга. Относительно своих требований суду пояснила, что собака Спициных укусила ее сразу после случившегося с их дочерью. Считает, что в действиях Спициных имело место большее количество нарушений, нежели с их стороны, так как их собака содержится без привязи.

Выслушав мнение сторон, изучив письменные материалы дела, суд приходит к следующему.

В соответствии со ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личными неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимание обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причине вред.

Ответчики Резниченко не отрицают сам факт причинения вреда малолетней ФИО2, лишь иначе излагая детали случившегося. А именно, утверждая, что их собака в момент нападения находилась на цепи.

Для ответственности Резниченко данное обстоятельство (находилась ли собака на привязи) не имеет принципиального значения.

Ответчики признают, что их собака в силу особенностей породы, является очень агрессивной, причем эта агрессивность направлена именно на человека.

При таких обстоятельствах следует признать, что ответчики не проявили должной осмотрительности для предотвращения случившегося, учитывая, кроме того, что Резниченко В.Н. непосредственно находился на месте происшествия. В пределах его видимости находились дети. Он был в состоянии проконтролировать действия детей и предотвратить возникновение опасной ситуации.

Резниченко В.Н. считает, что он является единственным надлежащим ответчиком, так как собака зарегистрирована за ним.

Независимо от позиции ответчика, исходя из того, что имущество супругов является их общей совместной собственность, руководствуясь положениями ст. 33, 34 СК РФ, суд признает надлежащими ответчиками обоих супругов Резниченко.

Относительно встречных требований Резниченко С.Ю. Спицыны пояснили, что не были свидетелями нападения их собаки на Резниченко, но допускают, что та действительно ее укусила.

В действиях Спицыных так же имеются нарушения правил содержания животных, учитывая, что их собака находилась не на привязи.

Таким образом, на компенсацию морального вреда имеют право как Спицыны в интересах своего ребенка, так и Резниченко.

При определении суммы компенсации, суд учитывает малолетний возраст ФИО7, многочисленность причиненных ей травм и их тяжесть. Причиненные повреждения (в подтверждение представлены фотографии) без хирургического вмешательства являются неизгладимыми. Суд допускает, что с учетом возраста потерпевшей, причиненная ей психологическая травма, может иметь длительные последствия.

При определении сумму компенсации в пользу Резниченко, суд принимает во внимание тяжесть телесных повреждений, обстоятельства их причинения, их относительную немногочисленность в сравнении с повреждениями, причиненными ФИО11

Действия обеих сторон в чисти причинения вреда имели неосторожный характер.

В части запрета содержать собаку. В силу п. 2.17 приведенных правил, действующих на территории ГО, животное может быть изъято у владельца по решению суда или в ином порядке в случаях, предусмотренных законодательством. Однако законодательство РФ и Субъекта Федерации таких положений не содержит. Указанная норма муниципального нормативного акта не является нормой прямого действия. Сам нормативный акт не содержит положений, по основаниям которых такая мера может быть применена.

Таким образом, в данной части суд в иске отказывает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 12, 56, 194 — 198 ГПК РФ,

Взыскать в пользу Резниченко Светланы Юрьевны с Спицыной Ольги Игоревны и Спицына Александра Сергеевича солидарно в счет компенсации морального вреда 5000 рублей.

Спицыной Ольге Игоревне и Спицыну Александру Сергеевичу в иске к Резниченко Светлане Юрьевне и Резниченко Владимиру Николаевичу о запрете содержать собаку по месту жительства — отказать

Дело № не определено

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

28 апреля 2011 г.

Истица Свинчакова Е.В. обратилась в суд с иском к Гафуровой Л.В. о возмещении материального и морального вреда, запрете разведения собак, указывая в обоснование иска, что 00.00.0000 в период с 03 д. XXX часов утра она сидела на лавочке у центрального входа на территорию СНТ «Роща», членом которого она является, расположенного по адресу , км. южнее . Внезапно в калитку вбежали две собаки и сразу бросились на нее. Так как собаки были без поводков и намордников, то они повалили её со скамейки и начали кусать. Она закричала, позвала на помощь. Через некоторое время в калитку вошла ответчица Гафурова Л.В., скомандовала собакам прекратить атаку, но они не прекращали её (истицу) кусать. Затем ответчица с силой оттащила собак за ошейники, увела их домой и вернулась к ней. Она попыталась оказать медицинскую помощь, затем отвезла её в травмпункт. Ответчица обещала возместить материальный и моральный вред, причиненный укусами собак, но это оказались только слова. Истица просила о возмещении материального вреда, выразившегося в следующем :

— порванная собаками одежда, пришедшая в негодность –

— затраты на приобретение лекарств –

— расходы на услуги связи —

— оплата гигиенических услуг в больнице –

— оплата транспортных услуг –

— будущие расходы на санаторно-курортное лечение –

— расходы на стоматологическое лечение –

В возмещение морального вреда истица просила взыскать .

В судебное заседание истица, её представитель по доверенности и ордеру адвокат ФИО5 в суд явились, иск поддержали, настаивали на его удовлетворении.

Ответчик Гафурова Л.В., её представитель по доверенности и ордеру адвокат ФИО6 в суд явились, иск не признали, так как истица не доказала, что её покусали именно собаки, принадлежащие ответчице. Сама Гафурова Л.В. отрицает факт нападения её собак на истицу. Действительно, она ночью 00.00.0000 гуляла с двумя собаками, услышала истошный женский крик, одна собака побежала на крик, она была без поводка, с другой собакой на поводке она прибежала позже. Её собаки не кусали истицу. Но она была вся в крови. Она(ответчица) решила оказать ей помощь. Увела собака, затем отвезла истицу в больницу. Она обещала помочь истице, так как её(истицы) дети были на отдыхе, но не из-за того, что её собаки покусали Свинчакову Е.В.

Это интересно:  Как вернуть деньги с ооо

Заслушав стороны, их представителей, допросив свидетелей, огласив показания ранее допрошенных свидетелей, обозрив подлинные материалы по факту покуса истицы, выслушав заключение прокурора, полагавшего, что иск подлежит частичному удовлетворению, суд приходит к следующему.

Согласно ст.1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Законом или договором может быть установлена обязанность причинителя вреда выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

В соответствии со ст.1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 настоящего Кодекса.

Судом установлено, что истица Свинчакова Е.В. 13 июля 2010 г. получила многочисленные укушенные раны тела, закрытую черепно-мозговую травму, перелом 1 зуба слева.

Из объяснений истицы в судебном заседании, из её заявления от 13.07.2010 г. следует, что её покусали собаки, принадлежащие ответчице Гафуровой Л.В.

Из материала об отказе в возбуждении уголовного дела следует, что в действиях ответчицы усматривается состав административного правонарушения – выгул животных с нарушением установленного порядка.

Ответчица действительно была привлечена к административной ответственности по ст.27 п.1 «О государственном административно-техническом надзоре и административной ответственности за правонарушения в сфере благоустройства, содержания объектов и производства работ на территории » за выгул животных 13 июля 2010 г. с нарушением установленного порядка, что подтверждается постановлением от 19.08.2010 г. о привлечении Гафуровой Л.В. к административной ответственности. С данным постановлением Гафурова Л.В. согласилась, его не обжаловала.

Из объяснений Гафуровой Л.В. от 05.08.2010 г. следует, что она возвращалась с прогулки с двумя собаками породы «аргентинский дог», одна была на поводке, другая – без поводка. Затем она услышала крик, собака без поводка побежала на крик. Она прибежала за ней с другой собакой. Увидела лежащую женщину, которая сказала, что она покусана её собаками. На собаках крови не было.

Из акта судебно-медицинского освидетельствования Свинчаковой Е.В. следует, что у нее были обнаружены следующие телесные повреждения :

— закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, рана слизистой верней губы, перелом 1 зуба слева на верхней челюсти, раны в теменной области слева, множественные ссадины на спине, животе, голени, множественные раны на правом плече и предплечье, правом бедре и правой голени, ссадины на правом бедре с нагноениями и массивными кровоподтеками.

Данные повреждения образовались при падении и от воздействия зубов при укусах собаками.

Оценивая изложенные доказательства, суд приходит к выводу о том, что ночью 13 июля 2010 г. истица была покусана собаками, принадлежащими Гафуровой Л.В. Об этом свидетельствуют четкие, последовательные и непротиворечивые показания истицы о том, что она была покусана собаками ответчицы, привлечением ответчицы к административной ответственности по данному факту, актом судебно-медицинского исследования.

Доводы ответчицы о том, что не её собаки покусали истицу суд расценивает как попытку Гафуровой Л.В. избежать гражданско-правовую ответственность. Действия Гафуровой Л.В. непосредственно после укусов собак свидетельствуют о том, что ответчица признала факт укусов – она оказала помощь истице, отвезла её в лечебное учреждение, не оспаривала факт привлечения её к административной ответственности.

Ссылки Гафуровой Л.В. на то, что отсутствует заключение экспертизы о том, что именно её собаки оставили следы на теле истицы, суд отвергает. Ответчица не просила суд о назначении такой экспертизы. Суд же счел достаточным тех доказательств, которые представила истица.

Суд принимает во внимание, что очевидцы происшествия отсутствуют. Данный факт не отрицают обе стороны. Ни истица, ни ответчица до судебного заседания не заявляли об очевидцах происшествия. Поэтому показания всех свидетелей как со стороны истца, так и со стороны ответчика, дают лишь оценку действиям сторон, но не освещают обстоятельства происшедшего. Суд критически относится к показаниям свидетелей ФИО7 и ФИО8, так как о них Гафурова Л.В. никогда не заявляла. Но они также не были свидетелями того, кто покусал истицу. Их показания о том, что собаки Гафуровой Л.В. сделать этого не могли, суд расценивает как оценочные. То же самое относится и к показаниям свидетелей со стороны истицы, ранее допрошенных судом, о том, что при других обстоятельствах собаки Гафуровой Л.В. бегали без поводков и намордников. Данные обстоятельства не свидетельствуют сами по себе о том, что 00.00.0000 именно собаки Гафуровой Л.В. покусали истицу. Однако другие объективные доказательства свидетельствуют об этом.

Суд считает, что поскольку ответчица является владельцем собак, являющихся источником повышенной опасности, то именно на неё должна быть возложена ответственность по возмещению причиненного истице материального и морального вреда.

Согласно ст.1082 ГК РФ удовлетворяя требование о возмещении вреда, суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или возместить причиненные убытки (пункт 2 статьи 15).

В силу ст.1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

При определении утраченного заработка (дохода) пенсия по инвалидности, назначенная потерпевшему в связи с увечьем или иным повреждением здоровья, а равно другие пенсии, пособия и иные подобные выплаты, назначенные как до, так и после причинения вреда здоровью, не принимаются во внимание и не влекут уменьшения размера возмещения вреда (не засчитываются в счет возмещения вреда). В счет возмещения вреда не засчитывается также заработок (доход), получаемый потерпевшим после повреждения здоровья.

Объем и размер возмещения вреда, причитающегося потерпевшему в соответствии с настоящей статьей, могут быть увеличены законом или договором.

Согласно ст.1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда:

вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

Истица просила о возмещении материального вреда по следующим позициям :

— порванная собаками одежда, пришедшая в негодность –

— затраты на приобретение лекарств –

— расходы на услуги связи —

— оплата гигиенических услуг в больнице –

— оплата транспортных услуг –

— будущие расходы на санаторно-курортное лечение –

— расходы на стоматологическое лечение – .,

Проверив, представленные истицей доказательства, Суд считает, что в возмещение материального вреда должно быть взыскано . – стоимость лекарственного препарата контрактубекс и стоимость одной коронки.

Согласно ст.57 ГПК РФ доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле.

Истица не представила суду достаточных относимых и допустимых доказательств в подтверждение своих требований о взыскании денежных средств за порванную одежду, оплату гигиенических услуг, транспортных услуг. Требования истицы об оплате услуг связи не основаны на законе, так как несение таких расходов не связано с укусами собак. Требования истицы о взыскании расходов на санаторно-курортное лечение не подтверждены документально. Представленная истицей справка для получения путевки содержит диагноз для лечения которого направляется истица в санаторий с кодом что обозначает атеросклеротическую болезнь. Указанный диагноз не имеет отношения к укусам собак. Из представленных чеков на приобретенные лекарственные препараты суд установил, что врачами истице был выписан только контрактубекс, остальные препараты были приобретены истицей без назначения врача. Требования истицы о взыскании расходов на стоматологические услуги в размере более . удовлетворению подлежат только в части оплаты установки одной коронки, так как при нападении собак истица упала и получила перелом зуба. Из представленных документов следует, что стоимость установки одной коронки стоит . Остальные стоматологические услуги, полученные истицей в платном порядке, не имеют отношения к укусам собак. Требования истицы о взыскании утраченного заработка не подлежат удовлетворению, так как из представленных документов Судом установлено, что на момент получения повреждения здоровья истица находилась в отпуске без содержания, то есть заработную плату не получала. Обращает на себя внимание, что истица листок нетрудоспособности не оформляла, количество дней нетрудоспособности суду не указала, определить его невозможно.

Требования истицы о компенсации морального вреда суд находит законными и обоснованными. Истица претерпела моральные страдания, до настоящего времени проходит лечение в психиатрической болезни. Суд считает справедливым и разумным определить размер компенсации морального вреда в ., так как заявленная к возмещению сумма в . является явно завышенной и не отвечающей объему нарушенного права истицы.

Требования истицы об обязании запретить разведение собак удовлетворению не подлежат, так как в суде не установлено и истцом не доказано, что ответчица занимается разведением собак.

Согласно ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего Кодекса. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Суд считает возможным отнести к судебным расходам истицы оплату доверенности в размере .

Согласно ст.100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Суд считает, что заявленная к возмещению сумма в . является обоснованной и разумной с учетом характера и сложности дела.

Иск Свинчаковой Елены Владимировны удовлетворить частично.

Взыскать с Гафуровой Ларисы Викторовны в пользу Свинчаковой Елены Владимировны в возмещение материального вреда ., в возмещение морального вреда – судебные расходы в размере а всего – .

В остальной части иска отказать.

Решение может быть обжаловано в Московский городской суд через районный суд в течение 10 дней с момента принятия решения суда в окончательной форме.

Статья написана по материалам сайтов: www.garant.ru, resheniya-sudov4.ru, olegivanov1966.livejournal.com, pravo-zoozahita.ru, www.gcourts.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector