Предписание антимонопольного органа может содержать требования о недопущении нарушений в будущем

Связанные персоны: Начальник управления Сушкевич Алексей Геннадьевич

Одним из основных инструментов, применяемых антимонопольной службой для развития конкуренции и пресечения нарушений, является предписание. С его исполнением и судебным обжалованием связано немало проблем. Для более полного понимания правовой природы этого института, а также раскрытия ряда его особенностей редакция журнала «Конкуренция и право» обратилась к начальнику Аналитического управления Федеральной антимонопольной службы Алексею Геннадьевичу Сушкевичу.

Уважаемый Алексей Геннадьевич, какова суть предписаний? Можете ли Вы назвать наиболее типичные поведенческие условия, которые ФАС России и ее территориальные органы обычно выдают по результатам рассмотрения дела?

– Само по себе предписание предназначено для восстановления положения, которое было на товарном рынке до антиконкурентных действий хозяйствующего субъекта. Поэтому оно имеет восстановительный характер, а также называет действия, которые нельзя совершать, иначе нарушение повторится. В целом суть предписания вытекает из природы самого нарушения и содержит наиболее типичные поведенческие условия, точнее сказать — требования. В частности, заключить договор на условиях, которые указаны в предписании, в сроки, которые названы в нем, не допускать перебоев с поставкой, например, тепловой энергии, обеспечить технологическую возможность подключения и т. п. Таким образом, мы восстанавливаем справедливость в отношениях субъектов естественных монополий, если речь идет о ст. 10 Закона о защите конкуренции, и их клиентов. Что касается ст. 11 Закона, то в этом случае предписываемые нами поведенческие условия очевидны: прекратить участие в антиконкурентном соглашении, совершить действия, направленные на восстановление конкуренции на рынке, существовавшей до подписания и применения соглашения.

Почему бóльшая часть предписаний в России поведенческая, хотя в других странах преобладает структурный тип. На чем основан такой выбор ФАС России?

– Здесь нужно вести речь не о выборе ведомства, а о природе тех нарушений, которые устраняются предписаниями. Абсолютное большинство нарушений антимонопольного законодательства, с которыми имеет дело ФАС России, относительно простые и не связаны со структурой компании, доминирующей на соответствующем товарном рынке. Более 60% случаев злоупотребления доминирующим положением совершаются субъектами естественной монополии. Не имеет смысла выдавать им структурные предписания. Здесь вполне достаточно поведенческого, указывающего, допустим, сроки и справедливые условия заключения договора, а также, например, технические параметры взаимодействия субъекта естественных монополий и лица, чьи права были нарушены.

Да, у нас много поведенческих предписаний. Однако сказать, что структурный тип практически не используется, нельзя. Подтверждением тому служат десятки предписаний о выделении электросетевого бизнеса из компаний, занимающихся генерацией или продажей электроэнергии. Поэтому говорить о преобладании поведенческих предписаний как о следствии выбора ФАС России несправедливо. Повторюсь, это реакция на структуру нарушений.

Ведомство исходит из особенностей российского антимонопольного законодательства. Одна из них состоит в том, что антимонопольное законодательство в Российской Федерации практически без изъятий применяется в отношении действий субъектов естественных монополий. Такого нет в странах – членах Евросоюза. Мы же, пресекая злоупотребление доминирующим положением, на 60, а то и на 80 процентов, осуществляем нетарифное регулирование деятельности субъектов естественных монополий.

Можно ли суммировать наиболее типичные структурные требования, которые контролирующие органы обычно выдают по результатам рассмотрения дел о нарушении антимонопольного законодательства или сделок по экономической концентрации. Какие именно нарушения устраняются или не допускаются при помощи таких требований?

– Структурные требования по содержанию не сильно отличаются друг от друга. Например, предписываем продать часть производственных активов. Так происходит несколько раз в год в отношении ряда крупных сделок, которые мы рассматриваем в рамках контроля за экономической концентрацией. Также можем предписать продать карьер для добычи полезных ископаемых, торговые площади, бензоколонки, мощности по хранению авиационного топлива, авиакеросина в аэропортах, то есть продать какие-либо объекты имущественного характера, для того чтобы на рынке возникла либо сохранилась конкуренция. Так поступают антимонопольные органы и иных стран мира, к тому же примерно с такой же частотой.

Есть ли какие-либо административные препятствия для развития института структурных предписаний в России?

– Таких препятствий очень много, и в большинстве случаев этот вопрос еще не решен. Перед судьей, который в конечном счете оценивает исполнимость антимонопольных предписаний, стоит множество проблем сугубо правового характера. Антимонопольным законодательством предусмотрен особый вид иска о понуждении исполнения предписания, выданного антимонопольным органом. С ним ФАС России может обратиться в суд. Поэтому судья вынужден проводить оценку исполнимости предписания.

На самом деле довольно легко заявить: «Продайте такие-то активы». А ведь может так оказаться, что активами, которые предписано продать, распоряжается даже не совет директоров, а собрание акционеров. Мы не имеем права предписать ему голосовать так или иначе. Оно ведь может решить активы и не продавать. Кроме того, неясен механизм исполнения предписания. Примером служит ситуация, когда решение должен принять коллективный (коллегиальный) орган, а каждый из его членов голосует по своему усмотрению, оценивая разумность тех или иных доводов.

Еще одна проблема связана с интеллектуальной собственностью. В России запатентованные товарные знаки (права пользования ими) ни разу не передавались по предписанию антимонопольного органа либо по решению суда компанией Х компании Y в целях развития или восстановления конкуренции на рынке. Несмотря на то что в ГК РФ и закреплена возможность принудительной выдачи лицензии по ходатайству антимонопольного органа, такой практики в России пока нет.

В целом принудительная выдача лицензии по предписанию антимонопольного органа для восстановления развития конкуренции – очень перспективное и верное направление. Наши коллеги в США и Евросоюзе обладают таким опытом. Правда, подобные предписания не всегда ведут к возникновению полноценной конкуренции, но все же такие случаи есть. Самый яркий пример — компании Хеrох, которой Федеральная торговая комиссия США предписала поделиться лицензиями с ближайшими конкурентами. Но, во-первых, оказалось, что очень большую роль играют вторичные патенты, о которых Федеральная торговая комиссия ничего не говорила. А во-вторых, принудительное лицензирование только подтолкнуло компанию к научному поиску все новых и новых способов быстрой печати документов, их копирования и тем самым укрепило ее доминирующее положение на соответствующем товарном рынке. Вследствие этого она запатентовала принципиально новые технологии быстрее своих конкурентов. На отдельных товарных рынках, связанных с копированием и печатью документов, она до сих пор занимает доминирующее положение.

Принудительное лицензирование не всегда ведет к возникновению новых конкурентов. Очень часто оказывается, что лидер сохраняется, а на рынке появляются аутсайдеры с устаревшими технологиями, которые обслуживают клиентов, привязанных к ним. Такой умирающий, стагнирующий рынок крупные компании готовы отдать своим конкурентам под влиянием принудительного лицензирования. Поэтому надо понимать, что это направление все же не панацея.

Таким образом, административные препятствия для развития структурных требований в России есть, и касаются они прежде всего правового регулирования исполнения хозяйствующими субъектами решений и предписаний антимонопольного органа.

Какова на сегодня позиция ведомства по вопросу выдачи предписания о взыскании в федеральный бюджет дохода и вынесения постановления о наложении штрафа по административному делу в отношении лица, нарушившего антимонопольное законодательство? Эти два акта выдаются одновременно или выносится только постановление о наложении штрафа? Различаются ли подходы центрального аппарата ФАС России и территориальных органов?

– Несмотря на либеральное толкование КС РФ, антимонопольный орган, как правило, следует идее, заложенной в Постановлении Пленума ВАС РФ № 30[1]о том, что предписание о взыскании доходов в бюджет выдается только в том случае, если оборотный штраф не может быть рассчитан.

В практике ФАС России зачастую встречаются предписания с обтекаемыми формулировками. Например, предписывается «не участвовать в антиконкурентном соглашении», но не указываются конкретные действия по обеспечению конкуренции? Чем это обусловлено? Будут ли меняться подходы ведомства?

– Предписаний общего характера довольно много: «не злоупотреблять доминирующим положением», «не навязывать невыгодных условий договора». По существу, они дублируют запреты ст. 10 Закона о защите конкуренции. Это плохо, рождается неясность. Допустим, хозяйствующий субъект злоупотребил доминирующим положением. Он нарушил запрет ст. 10 Закона или не исполнил предписание? Такая неопределенность говорит о правовой неряшливости, которая должна устраняться в результате обычной административной работы. В частности, Правовое управление ФАС России неоднократно давало рекомендации территориальным управлениям и управлениям центрального аппарата не дублировать в предписаниях положений закона.

В предупреждениях ФАС России часто содержатся требования, чтобы предполагаемый нарушитель совершил определенные действия. В случае их невыполнения, необходимость совершения указанных действий фиксируется в предписании, выданном по результатам рассмотрения дела. Таким образом, предупреждение фактически подменяет собой предписание. Считаете ли Вы такой подход правильным?

– Известна позиция суда по этому поводу: предупреждение может быть обжаловано. Не считаю, что наличие этого института ухудшает положение хозяйствующего субъекта. По сути это и есть некое предупреждение с угрозой возбуждения дела. Компания, конечно, может обратиться в суд и доказать, что предупреждение совершенно безосновательно. Контролирующему органу в таком случае придется представить всю аргументацию, которую он должен был бы развернуть в рамках антимонопольного дела, для того чтобы убедить судью в законности предупреждения. Поэтому, на мой взгляд, практику выдачи предупреждений надо всячески приветствовать, поскольку она повышает правовую определенность применения конкурентным ведомством антимонопольного законодательства.

Предупреждение хорошо еще тем, что оно оставляет открытым вопрос, было ли нарушение антимонопольного законодательства. К тому же, в случае его исполнения, административная ответственность не следует, что для компании означает экономию на расходах, на тяжбе, да еще и на штрафе.

Этот инструмент прекрасно подходит для регулирования действий субъектов естественных монополий, которые со своими клиентами находятся в простых стандартизированных отношениях. К таким отношениям в законе содержится ряд закрепленных требований (по большей части в правилах недискриминационного доступа). Так вот, абсолютное большинство предупреждений обусловлено нарушениями именно этих требований.

Допустим, нарушен срок выдачи условий на подключение магазина к сетям водоканала. В предупреждении антимонопольного органа будет содержаться требование выдать технические условия на подключение в течение десяти дней.

На самом деле, большинство предупреждений очень утилитарны и направлены чаще всего на защиту отдельных лиц, интересы которых ущемлены. Это инструмент очень быстрого реагирования. В этом качестве он и состоялся.

Нельзя запрещать обжаловать предупреждение, нельзя лишать хозяйствующего субъекта права доказывать незаконность его выдачи.

Насколько открыто антимонопольная служба идет на обсуждение параметров предписания со сторонами сделки? Каких изменений можно ожидать?

– Конечно же, ФАС идет на обсуждение параметров предписания. Но этот процесс очень плохо формализован. Основные изменения, которые можно ожидать в практике ФАС в будущем, по-моему, должны как раз затрагивать процедуру выдачи предписания по результатам рассмотрения ходатайства. Формализация диалога антимонопольного органа и заинтересованных лиц по поводу будущих предписаний, при условии выполнения которых сделка может совершаться, необходима. Это должно выглядеть так же, как и рассмотрение дела о нарушении антимонопольного законодательства. Должны быть два-три слушания по рассмотрению ходатайства, должна формироваться комиссия. На первых слушаниях ФАС высказывала бы свою озабоченность. На следующих слушаниях можно было бы услышать от сторон, например аргументацию, почему опасения ФАС беспочвенны. Если же опасения ФАС наполнены реальным содержанием, заинтересованные лица вправе были бы предложить какие-то структурные действия для восстановления конкуренции на рынке. На третьем заседании могло бы быть оглашено окончательное решение.

Это интересно:  Решение суда по делу о возмещении вреда, причиненного нападением и укусом собаки

Следует отметить, что за 2014 г. ФАС России рассмотрела 1900 ходатайств. В целом не так много. Эта цифра примерно соответствует объему работы европейских и американских коллег. В России к тому же она постоянно снижается, а значит регулятор может сосредоточиться на рассмотрении более сложных ходатайств.

Часть ходатайств рассматривается ФАС России по ускоренной процедуре, очень быстро. А другая часть, состоящая из наиболее сложных ходатайств, переходит на вторую стадию рассмотрения с продлением на два месяца. С моей точки зрения, самые интересные ходатайства стоит выносить на публичное рассмотрение с участием заинтересованных лиц. Такой опыт есть у наших зарубежных коллег. В недалеком будущем его у них необходимо нам позаимствовать.

Например, свою положительную роль могла бы сыграть фигура трасти. Это лицо, которое следит за выполнением предписаний антимонопольного органа. По своим профессиональным качествам трасти практически не отличается от квалифицированного адвоката с хорошим знанием антимонопольного законодательства. Роль трасти вполне могли бы выполнять юристы некоммерческого партнерства.

Вот, допустим, сделка НК «Роснефть» по установлению контроля над ОАО «ТНК ВР Холдинг». Несмотря на то, что в результате этой сделки рыночная доля НК «Роснефть» колоссально вырастает, антимонопольный орган разрешил ее совершить, но с предписанием продать по ряду субъектов РФ бензоколонки и их сети. Вот здесь и пригодилась бы помощь трасти в части проверки, произошла ли их реальная продажа или нет. Такой опыт накоплен и надо к этому стремиться.

Порядок обжалования предписаний антимонопольной службы

Финансовая газета», 2011, N 39

Одним из правовых инструментов антимонопольных органов, применяемых для предотвращения и пресечения нарушений законодательства о конкуренции, является предписание, которое направлено на возникновение, изменение или прекращение правоотношений в сфере применения антимонопольного законодательства и защиту прав предпринимателей.

Деятельность антимонопольных органов в Российской Федерации регулируется Федеральным законом от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» (ред. от 18.07.2011), который определяет организационные и правовые основы защиты конкуренции, в том числе предупреждения и пресечения:

монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции;

недопущения, ограничения, устранения конкуренции федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями, а также государственными внебюджетными фондами, Банком России.

Целями Закона N 135-ФЗ являются обеспечение единства экономического пространства, свободного перемещения товаров, свободы экономической деятельности в Российской Федерации, защита конкуренции и создание условий для эффективного функционирования товарных рынков.

В соответствии с пп. 2 п. 1 ст. 23 Закона N 135-ФЗ к полномочиям антимонопольных органов относится: выдача в случаях, указанных в Законе N 135-ФЗ, хозяйствующим субъектам обязательных для исполнения предписаний:

о прекращении ограничивающих конкуренцию соглашений и (или) согласованных действий хозяйствующих субъектов и совершении действий, направленных на обеспечение конкуренции;

о прекращении злоупотребления хозяйствующим субъектом доминирующим положением и совершении действий, направленных на обеспечение конкуренции;

о прекращении нарушения правил недискриминационного доступа к товарам;

о прекращении недобросовестной конкуренции;

о недопущении действий, которые могут являться препятствием для возникновения конкуренции и (или) могут привести к ограничению, устранению конкуренции и нарушению антимонопольного законодательства;

об устранении последствий нарушения антимонопольного законодательства;

о прекращении иных нарушений антимонопольного законодательства;

о восстановлении положения, существовавшего до нарушения антимонопольного законодательства;

о заключении договоров, об изменении условий договоров или о расторжении договоров в случае, если при рассмотрении антимонопольным органом дела о нарушении антимонопольного законодательства лицами, права которых нарушены или могут быть нарушены, было заявлено соответствующее ходатайство либо в случае осуществления антимонопольным органом государственного контроля за экономической концентрацией;

о перечислении в федеральный бюджет дохода, полученного вследствие нарушения антимонопольного законодательства;

об изменении или ограничении использования фирменного наименования в случае, если при рассмотрении антимонопольным органом дела о нарушении антимонопольного законодательства лицами, права которых нарушены или могут быть нарушены, было заявлено соответствующее ходатайство, либо в случае осуществления антимонопольным органом государственного контроля за экономической концентрацией;

о выполнении экономических, технических, информационных и иных требований об устранении дискриминационных условий и о предупреждении их создания;

о совершении действий, направленных на обеспечение конкуренции, в том числе об обеспечении в установленном федеральным законом или иными нормативными правовыми актами порядке доступа к производственным мощностям или информации, о предоставлении в установленном федеральным законом или иными нормативными правовыми актами порядке прав на объекты охраны промышленной собственности, о передаче прав на имущество или о запрете передачи прав на имущество, о предварительном информировании антимонопольного органа о намерении совершить предусмотренные предписанием действия.

Предписание по делу о нарушении антимонопольного законодательства подлежит исполнению в установленный антимонопольным органом срок, который осуществляет контроль за исполнением выданных предписаний.

Статья 52 Закона N 135-ФЗ определяет порядок обжалования решений и предписаний антимонопольного органа.

Решение или предписание антимонопольного органа может быть обжаловано в течение трех месяцев со дня принятия решения или выдачи предписания. В случае подачи заявления в суд или арбитражный суд исполнение предписания антимонопольного органа приостанавливается до вступления решения суда в законную силу.

Поскольку предписание антимонопольного органа относится к ненормативным правовым актам, оно обжалуется в порядке, предусмотренном гл. 24 АПК РФ.

В соответствии со ст. 197 АПК РФ дела об оспаривании затрагивающих права и законные интересы лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, в том числе судебных приставов-исполнителей, рассматриваются арбитражным судом по общим правилам искового производства, предусмотренным АПК РФ, с особенностями, установленными в гл. 24 АПК РФ.

Производство по делам об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц возбуждается на основании заявления заинтересованного лица, обратившегося в арбитражный суд с требованием о признании недействительными ненормативных правовых актов или о признании незаконными решений и действий (бездействия) указанных органов и лиц.

Статья 198 АПК РФ определяет, что граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом.

АПК РФ определяет требования к заявлению о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными.

В заявлении должны быть указаны:

наименование органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение, совершили оспариваемые действия (бездействие);

название, номер, дата принятия оспариваемого акта, решения, время совершения действий;

права и законные интересы, которые, по мнению заявителя, нарушаются оспариваемым актом, решением и действием (бездействием);

законы и иные нормативные правовые акты, которым, по мнению заявителя, не соответствуют оспариваемый акт, решение и действие (бездействие);

требование заявителя о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными.

В заявлении об оспаривании решений и действий (бездействия) должностного лица службы судебных приставов должны быть также указаны сведения об исполнительном документе, в связи с исполнением которого оспариваются решения и действия (бездействие) указанного должностного лица.

К заявлению прилагаются документы, указанные в ст. 126 АПК РФ, а также текст оспариваемого акта (решения).

По ходатайству заявителя арбитражный суд может приостановить действие оспариваемого акта, решения.

Дела об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц рассматриваются судьей единолично в срок, не превышающий трех месяцев со дня поступления соответствующего заявления в арбитражный суд, включая срок на подготовку дела к судебному разбирательству и принятие решения по делу, если иной срок не установлен федеральным законом. Указанный срок может быть продлен на основании мотивированного заявления судьи, рассматривающего дело, председателем арбитражного суда до шести месяцев в связи с особой сложностью дела, со значительным количеством участников арбитражного процесса.

Арбитражный суд извещает о времени и месте судебного заседания заявителя, а также орган или должностное лицо, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), и иных заинтересованных лиц. Неявка указанных лиц, извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения дела, если суд не признал их явку обязательной.

Арбитражный суд может признать обязательной явку в судебное заседание представителей органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, принявших оспариваемый акт, решение или совершивших оспариваемые действия (бездействие), и вызвать их в судебное заседание. Неявка указанных лиц, извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, является основанием для наложения штрафа.

При рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Это интересно:  Как получить материнский капитал на покупку жилья в 2020 году

Важным положением АПК РФ применительно к данной категории споров является то, что обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

В случае непредставления органом или лицом, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), доказательств, необходимых для рассмотрения дела и принятия решения, арбитражный суд может истребовать их по своей инициативе.

Арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными.

В случае если арбитражный суд установит, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решения и действия (бездействие) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и не нарушают права и законные интересы заявителя, суд принимает решение об отказе в удовлетворении заявленного требования.

В резолютивной части решения по делу об оспаривании ненормативных правовых актов, решений органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц должны содержаться:

наименование органа или лица, принявших оспариваемый акт, решение; название, номер, дата принятия оспариваемого акта, решения;

название закона или иного нормативного правового акта, на соответствие которому проверены оспариваемый акт, решение;

указание на признание оспариваемого акта недействительным или решения незаконным полностью или в части и обязанность устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя либо на отказ в удовлетворении требования заявителя полностью или в части.

В резолютивной части решения по делу об оспаривании действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, об отказе в совершении действий, в принятии решений должны содержаться:

наименование органа или лица, совершивших оспариваемые действия (бездействие) и отказавших в совершении действий, принятии решений; сведения о действиях (бездействии), решениях;

название закона или иного нормативного правового акта, на соответствие которым проверены оспариваемые действия (бездействие), решения;

указание на признание оспариваемых действий (бездействия) незаконными и обязанность соответствующих органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц совершить определенные действия, принять решения или иным образом устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя в установленный судом срок либо на отказ в удовлетворении требования заявителя полностью или в части.

Решения арбитражного суда по делам об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц подлежат немедленному исполнению, если иные сроки не установлены в решении суда.

Со дня принятия решения арбитражного суда о признании недействительным ненормативного правового акта полностью или в части указанный акт или отдельные его положения не подлежат применению.

Копия решения арбитражного суда направляется в пятидневный срок со дня его принятия заявителю, в органы, осуществляющие публичные полномочия, должностным лицам, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие). Суд может также направить копию решения в вышестоящий в порядке подчиненности орган или вышестоящему в порядке подчиненности лицу, прокурору, другим заинтересованным лицам.

Исполнение решений и предписаний антимонопольного органа

1. Предписание по делу о нарушении антимонопольного законодательства подлежит исполнению в установленный им срок. Антимонопольный орган осуществляет контроль за исполнением выданных предписаний.

2. Неисполнение в срок предписания по делу о нарушении антимонопольного законодательства влечет за собой административную ответственность.

3. Лицо, чьи действия (бездействие) в установленном настоящим Федеральным законом порядке признаны монополистической деятельностью или недобросовестной конкуренцией и являются недопустимыми в соответствии с антимонопольным законодательством, по предписанию антимонопольного органа обязано перечислить в федеральный бюджет доход, полученный от таких действий (бездействия). В случае неисполнения этого предписания доход, полученный от монополистической деятельности или недобросовестной конкуренции, подлежит взысканию в федеральный бюджет по иску антимонопольного органа.

4. Под неисполнением в срок предписания по делу о нарушении антимонопольного законодательства понимается исполнение предписания частично в указанный этим предписанием срок или уклонение от его исполнения. Неисполнение в срок указанного предписания является нарушением антимонопольного законодательства.

5. Срок исполнения предписания по делу о нарушении антимонопольного законодательства может быть продлен комиссией не более чем на шесть месяцев по мотивированному ходатайству ответчика, ответчиков в случае, если указанные в ходатайстве причины будут признаны уважительными. Ходатайство о продлении срока исполнения такого предписания направляется в антимонопольный орган не позднее чем за двадцать рабочих дней до истечения срока исполнения предписания.

6. Определение о продлении срока исполнения предписания или об отказе в его продлении подписывается председателем и членами комиссии и в течение десяти рабочих дней с момента получения ходатайства направляется ответчику, ответчикам по делу по почте заказным письмом с уведомлением о вручении либо вручается их представителям под расписку.

Судебный порядок обжалования решений и предписаний антимонопольного органов.

Право на судебное оспаривание ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, должностных лиц на основании норм ст. 46 Конституции РФ закреплено в ст. 13 части первой ГК РФ и в соответствующих процессуальных нормах — ч. 1 ст. 198 АПК РФ и ч. 1 ст. 254 ГПК РФ.

1. Решение и (или) предписание антимонопольного органа могут быть обжалованы в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня принятия решения или выдачи предписания. Дела об обжаловании решения и (или) предписания антимонопольного органа подведомственны арбитражному суду.

2. В случае принятия заявления об обжаловании предписания к производству арбитражного суда исполнение предписания антимонопольного органа приостанавливается до дня вступления решения арбитражного суда в законную силу.

Административная ответственность за неисполнение решений и предписаний антимонопольных органов.

1. Невыполнение в установленный срок законного предписания (постановления, представления, решения) органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль), об устранении нарушений законодательства — влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трехсот до пятисот рублей; на должностных лиц — от одной тысячи до двух тысяч рублей или дисквалификацию на срок до трех лет; на юридических лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей. 2. Невыполнение в установленный срок законного предписания, решения органа, уполномоченного в области экспортного контроля, его территориального органа — влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от пяти тысяч до десяти тысяч рублей или дисквалификацию на срок до трех лет; на юридических лиц — от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей. 2.1. Невыполнение в установленный срок законного решения, предписания федерального антимонопольного органа, его территориального органа о прекращении ограничивающих конкуренцию соглашений и (или) согласованных действий и совершении действий, направленных на обеспечение конкуренции, или выданного при осуществлении контроля за использованием государственной или муниципальной преференции законного решения, предписания федерального антимонопольного органа, его территориального органа о совершении предусмотренных антимонопольным законодательством Российской Федерации действий — влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от восемнадцати тысяч до двадцати тысяч рублей либо дисквалификацию на срок до трех лет; на юридических лиц — от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей. 2.2. Невыполнение в установленный срок законного решения, предписания федерального антимонопольного органа, его территориального органа о прекращении злоупотребления хозяйствующим субъектом доминирующим положением на товарном рынке и совершении предусмотренных антимонопольным законодательством Российской Федерации действий, направленных на обеспечение конкуренции, — влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от шестнадцати тысяч до двадцати тысяч рублей либо дисквалификацию на срок до трех лет; на юридических лиц — от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей. 2.3. Невыполнение в установленный срок законного решения, предписания федерального антимонопольного органа, его территориального органа о прекращении нарушения правил недискриминационного доступа к товарам (работам, услугам) или выданного при осуществлении государственного контроля за экономической концентрацией законного решения, предписания федерального антимонопольного органа, его территориального органа о совершении предусмотренных антимонопольным законодательством Российской Федерации действий, направленных на обеспечение конкуренции, — влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двенадцати тысяч до двадцати тысяч рублей либо дисквалификацию на срок до трех лет; на юридических лиц — от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей. 2.4. Невыполнение в установленный срок законного решения, предписания федерального антимонопольного органа, его территориального органа о прекращении нарушения законодательства Российской Федерации о рекламе или законного решения, предписания федерального антимонопольного органа, его территориального органа об отмене либо изменении противоречащего законодательству Российской Федерации о рекламе акта федерального органа исполнительной власти, акта органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или акта органа местного самоуправления — влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двенадцати тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей. 2.5. Невыполнение в установленный срок законного решения, предписания федерального антимонопольного органа, его территориального органа о прекращении недобросовестной конкуренции — влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от ста тысяч до трехсот тысяч рублей. 2.6. Невыполнение в установленный срок законного решения, предписания федерального антимонопольного органа, его территориального органа о прекращении нарушения антимонопольного законодательства Российской Федерации, законодательства Российской Федерации о естественных монополиях, законного решения, предписания федерального антимонопольного органа, его территориального органа о прекращении либо недопущении ограничивающих конкуренцию действий или законного решения, предписания федерального антимонопольного органа, его территориального органа о совершении предусмотренных законодательством Российской Федерации действий, за исключением случаев, предусмотренных частями 2.1 — 2.5 настоящей статьи, — влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от восьми тысяч до двенадцати тысяч рублей либо дисквалификацию на срок до трех лет; на юридических лиц — от ста тысяч до пятисот тысяч рублей.

Юрлиц защищают от абстрактных предписаний ФАС // ВС опубликовал обзор по делам о защите конкуренции

На этой неделе Верховный суд (ВС) РФ опубликовал обзор практики по делам о защите конкуренции и административных правонарушениях в этой сфере. В обзоре есть дела как из практики самого ВС, так и из практики Высшего арбитражного суда (ВАС). Среди них — споры о праве Федеральной антимонопольной службы (ФАС) проверять действия судебных приставов и об оспаривании предупреждений антимонопольного органа. Также в документе устанавливаются требования к содержанию предписания ФАС: оно не должно быть абстрактным и не должно вмешиваться в хозяйственную деятельность субъекта.

Это интересно:  Корпоративная карта Сбербанка для юридических лиц

В числе первых в обзоре — спор о возможности антимонопольного контроля над действиями судебных приставов (п. 2). В этом деле пермская торговая сеть пожаловалась в ФАС на действия приставов при исполнении решения в пользу местного хладокомбината. ФАС назначила внеплановую проверку приставов и истребовала у них ряд документов. По жалобе приставов Судебная коллегия по экономическим спорам ВС в январе этого года признала действия ФАС незаконными, согласившись с тем, что исполнительное производство не может быть проверено на предмет соответствия антимонопольному законодательству, так как не влияет на конкуренцию и положение хозяйствующих субъектов (см. здесь).

В п. 3 отражено дело из практики Президиума ВАС, который в апреле 2014 года признал возможность оспаривания предупреждений антимонопольных органов. Нижестоящие инстанции в этом отказывали, ссылаясь на то, что такой документ не является ненормативным правовым актом (см. здесь).

В некоторых делах, попавших в обзор, закреплены требования к содержанию предписания ФАС. В частности, предписание о проведении аукциона незаконно, так как является вмешательством в деятельность хозяйствующего субъекта (п. 15). У антимонопольного органа нет прав возлагать на юрлица дополнительные обязанности, не предусмотренные законом, решил суд в данном деле. В другом случае (п. 16) незаконной была признана формулировка «не допускать в будущем действий, которые могут являться препятствием для возникновения конкуренции». Суды согласились, что выдача общего предписания на будущее без указания вида действий, которое должен совершить субъект, не отвечает требованиям определенности. Впрочем, в случае ценовых нарушений, выявленных ФАС, предписание не может содержать требования о заключении в будущем договоров по определенной антимонопольным органом расчетным методом цене. Такой расчет не может учитывать будущих, в том числе экономических, условий осуществления хозяйственной деятельности, говорится в обзоре.

Еще одно дело, попавшее в обзор из практики экономической коллегии (п. 12), признает нарушением включение в положение о закупке условия о праве заключить договор ранее окончания срока, установленного для обжалования в ФАС действий организатора торгов (10 дней). В приведенном в пример деле положение юрлица о закупках предусматривало возможность заключения договора не позднее 20 дней с момента опубликования итогового протокола, что, по мнению ВС, не учитывает срок, установленный Законом. Такое положение «лишает обращение с жалобой какого-либо юридического смысла, а потому направлено против прав участников закупки», отмечено в обзоре.

В п. 10 обзора ВС закрепил подход о том, что размещение в Интернете информации о товарах с неправомерным использованием чужого товарного знака, свидетельствующее о продаже товара, нарушает Закон о защите конкуренции. В деле речь идет об индивидуальном предпринимателе, который на своем сайте выложил информацию о товаре (фасадных строительных материалах) с товарным знаком другого общества. Аналогичный вывод был сделан экономический коллегией ВС в декабре прошлого года в отношении обществ «Дион» и «Легион», которые разместили в Интернете фотографию товара с чужим товарным знаком (см. здесь).

В обзоре затрагивается вопрос о том, как доказать наличие антиконкурентного соглашения (п. 9). Закон не устанавливает, какие доказательства и в какой форме подтверждают соглашение, отмечается в документе. По мнению судов, наличие соглашения может быть доказано и фактическим поведением субъектов, а не только подлинными документами или заверенными копиями. О достоверности доказательств, которые представляет антимонопольный орган, может говорить совпадение их содержания с другими доказательствами (например, единообразное и синхронное ценовое поведение участников соглашения).

Наконец, затронул в обзоре ВС и вопрос о минимальном размере штрафа за злоупотребление доминирующим положением (п. 18). В деле, попавшем в обзор, ФАС назначила обществу по расчетному методу «оборотный» штраф в размере 1 млн руб. Суд первой инстанции установил, что ФАС неправильно рассчитала сумму, и назначил штраф минимально допустимого размера (100 тыс. руб.). Однако апелляция с этим не согласилась, отметив, что минимальный размер штрафа может быть назначен только в том случае, если определенная расчётным методом сумма штрафа окажется меньше нижнего предела.

Предупреждение антимонопольного органа: проблемы правоприменения (Потеева А.)

Дата размещения статьи: 28.05.2015

Одна из проблем, связанных с недавно введенным в России предупреждением как мерой реагирования антимонопольных органов на нарушение законодательства, заключается в возможности его обжалования. Если ФАС России полагает, что предупреждение, не обладая признаками ненормативного правового акта, обжалованию не подлежит, то мнения судебной практики по этому вопросу разделились. Автор статьи разбирается, какую позицию можно признать наиболее верной и как устранить столь разные трактовки.

Правовая природа предупреждения

Думается, отсутствие единого мнения по рассматриваемому вопросу — это следствие недоработки законодателя, несоответствия цели предупреждения как превентивной меры форме реализации нормы в ст. 39.1 Закона.

Основания и порядок выдачи предупреждения

Статья 39.1 включена в гл. 9 «Рассмотрение дел о нарушении антимонопольного законодательства» Закона. Это обстоятельство позволяет говорить о том, что основания для возбуждения дела о нарушении антимонопольного законодательства и для выдачи предупреждения идентичны. Согласно ст. 39 Закона для возбуждения дела необходимо, чтобы:
— из государственных органов, от юридических или физических лиц, из СМИ поступила информация о наличии признаков такого нарушения;
— антимонопольный орган обнаружил признаки нарушения антимонопольного законодательства;
— имелись результаты проверки, выявившей нарушение антимонопольного законодательства.
Предупреждение должно содержать:
1) выводы о наличии оснований для его выдачи;
2) нормы антимонопольного законодательства, нарушенные действиями (бездействием) лица, которому выдается предупреждение;
3) перечень действий, направленных на прекращение нарушения антимонопольного законодательства, устранение причин и условий, способствовавших возникновению нарушения, устранение его последствий, а также разумный срок выполнения этих действий.
В соответствии с п. 1.2 Порядка выдачи предупреждения, утвержденного Приказом ФАС России от 14 декабря 2011 г. N 874, предусматривается установление доминирующего положения хозяйствующего субъекта, в том числе посредством проведения анализа состояния конкурентной среды на товарном рынке.
Из этого следует, что выдача предупреждения должна подкрепляться доказательственной базой. Среди обстоятельств, подлежащих доказыванию, антимонопольный орган обязан установить доминирующее положение организации и факт допущенного ею нарушения антимонопольного законодательства.
Содержательно предупреждение обладает несомненным сходством с предписанием (ст. 50 Закона).
Согласно форме, утвержденной Приказом ФАС России от 22 декабря 2006 г. N 337, предписание должно содержать:
1) нормы антимонопольного законодательства, которые нарушены действиями (бездействием) лица, привлекаемого к ответственности;
2) указание, в чем конкретно выразилось нарушение;
3) перечень действий, направленных на прекращение нарушения антимонопольного законодательства, устранение причин и условий, способствовавших возникновению нарушения, устранение последствий такого нарушения, а также срок выполнения этих действий.
Различие предупреждения и предписания обусловлено стадией производства по делу о нарушении антимонопольного законодательства, на которой они выдаются. В свою очередь, это предполагает и различный объем доказательств.
Так как предписание выдается одновременно с решением по делу о нарушении антимонопольного законодательства, оно основывается на исследованных комиссией доказательствах: объяснениях заинтересованных лиц, заключениях экспертов, письменных доказательствах. Выдача предупреждения не предполагает сбора полного объема доказательств в связи с тем, что оно выносится до возбуждения дела о нарушении антимонопольного законодательства, для его выдачи достаточно лишь поступления в антимонопольный орган информации о наличии признаков нарушения. Закон не содержит четких требований к процедуре проверки этой информации, поэтому можно сделать вывод, что дополнительные доказательства, в том числе объяснения предполагаемого нарушителя, антимонопольный орган вправе не запрашивать и не исследовать.
Таким образом, Закон требует установить факт нарушения конкуренции, об устранении которого выносится предупреждение, но при этом нормы об обязательном доказывании заявления антимонопольного органа о наличии нарушения отсутствуют. Возникает ситуация, когда получивший предупреждение хозяйствующий субъект, если доказательства совершения им правонарушения и его вины отсутствуют, обязан предпринять действия по устранению такого «нарушения», что порождает спор. Конечно, организация вправе не исполнять предупреждение и доказывать свою позицию в дальнейшей процедуре по делу о нарушении антимонопольного законодательства. Однако зачастую хозяйствующий субъект пытается разрешить конфликт по существу на ранней стадии, чтобы исключить дальнейшее ведение дела о нарушении антимонопольного законодательства.

Судебное обжалование предупреждения

Предупреждение антимонопольной службы — это официальный документ государственного органа, составленный в специальной форме; он содержит властное предписание конкретному хозяйствующему субъекту (устранить нарушение конкуренции); влечет для этого лица юридические последствия (выдача предупреждения — обязательная стадия производства по делу о нарушении антимонопольного законодательства, предшествующая его возбуждению) и может нарушать гражданские права и охраняемые законом интересы, что позволяет обжаловать его в арбитражный суд.
Сложность рассмотрения такого дела заключается в том, что зачастую с доказательствами наличия нарушения и возражениями организации стороны знакомятся только в ходе судебного разбирательства. Это связано с тем, что Закон не содержит требований к сбору доказательств на стадии, предшествующей возбуждению дела о нарушении антимонопольного законодательства.
Конфликт правовых норм необходимо устранить путем внесения изменения в Закон. Достичь заявленной цели — либерализации антимонопольного законодательства — можно, исключив не только предупреждение из стадии рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства, но и указания о его обязательной выдаче до возбуждения дела. Благодаря введению этой нормы в гл. 6 «Функции и полномочия антимонопольного органа» Закона можно будет сохранить предупреждение как превентивную меру реагирования антимонопольного органа и в то же время не допустить наступления юридических последствий принятия такого акта, на основании которых суды квалифицируют его в качестве ненормативного правового.
Возможен и другой вариант: оставляя предупреждение как обязательную стадию возбуждения дела об антимонопольном нарушении, дополнить Закон нормами, устанавливающими основания для его выдачи и объем доказательственной базы при этом. Такое изменение позволит ограничить судебную проверку действий антимонопольной службы на предмет соблюдения этих требований, а не разрешать спор по существу, до завершения полной процедуры антимонопольного контроля.
В любом случае изменение правовых норм находится в компетенции законодателя, поэтому выработать их единообразное толкование может только судебная практика ВАС РФ.

Статья написана по материалам сайтов: faswalk.fas.gov.ru, wiseeconomist.ru, studwood.ru, zakon.ru, xn—-7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector